. . . .ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ КОМИССИЯ
НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ

Решения Верховного Суда Российской Федерации 
по вопросам регистрации кандидатов (списков кандидатов) при проведении выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва,
Президента Российской Федерации 2 марта 2008 года и выборов законодательных
(представительных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации
(2006—2007 годы)1

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № ГКПИ07-1387

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

г. Москва 2 ноября 2007 г.

Верховный Суд Российской Федерации в составе:
судьи Верховного Суда
Российской Федерации Толчеева Н.К.
при секретаре Гудковой Е.Ю.
с участием прокурора Кротова В А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Российской политической партии Мира и Един­ства об оспаривании постановления Центральной избиратель­ной комиссии Российской Федерации от 28 октября 2007 года № 49/402-5 «Об отказе в регистрации федерального списка кан­дидатов в депутаты Государственной Думы Федерального Собра­ния и Федерации пятого созыва, выдвинутого Российской поли­тической Мира и Единства»,

установил:

Постановлением Центральной избирательной комиссии Рос­сийской Федерации (ЦИК России) от 28 октября 2007 года № 49/402-5 «Об отказе в регистрации федерального списка кандидатов в депу­таты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Фе­дерации пятого созыва, выдвинутого Российской политической партией Мира и Единства» отказано в регистрации федерально­го списка кандидатов в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва, выдвинутого Российской политической партией Мира и Единства, в связи с выявлением более 5 процентов недостоверных и недействитель­ных подписей избирателей от общего количества подписей отобранных для проверки.

Российская политическая партия Мира и Единства, считая принятое постановление незаконным и необоснованным, об­ратилась в Верховный Суд Федерации с заявлением, в котором просит это постановление отменить, обязать Центральную из­бирательную комиссию Российской федерации зарегистрировать федеральный список кандидатов в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва, выдвинутый Российской политической партией Мира и Единства. В обоснование своего требования заявитель сослался на то, что ЦИК России без проверки дополнительных доказа­тельств не учла 62 подписи избирателей по мотивам отсутствия в подписном листе подписи уполномоченного представителя по­литической партии или исправлений в дате его подписи, уполно­моченные представители партии пытались устранить недостаток до дня рассмотрения подписных листов на заседании ЦИК Рос­сии, однако им не предоставили такую возможность в нарушение требований части 2 статьи 42, части 23 статьи 43 Федерального закона от 18 мая 2005 г. № 51-ФЗ «О выборах депутатов Государ­ственной Думы Федерального Собрания Российской Федера­ции», 30 подписей избирателей, собранных 12 октября 2007 г. в Приморском крае, не зачтены, так как подписные листы завере­ны сборщиком подписей Винокуровой Н.В. 11 октября 2007 г., хотя подписные листы были заверены рано утром 12 октября по местному времени, а дата указана им по московскому времени, 9 подписей избирателей исключены из-за механических оши­бок, а 2 из-за очевидных описок в указании дат, 3424 подписи признаны не действительными по мотиву выполнения даты не избирателем, а 24 — недостоверными на основании заключения специалиста о выполнении подписи избирателя другим лицом, тогда как такие выводы не являются бесспорными, а уполномоченным представителям партии, вопреки требованиям пункта 21 статьи 43 указанного Федерального закона, не предоставле­но возможности получить официальные документы, на осно­вании которых соответствующие подписи признаны недосто­верными.

ЦИК России в своих возражениях указала на то, то назван­ные заявителем нарушения, выявленные при проверке подпис­ных листов, в соответствии с требованиями статьи 43 Федераль­ного закона «О выборах депутатов Государственной Думы Феде­рального Собрания Российской Федерации» влекут признание подписей избирателей недействительными (недостоверными), частью 23 данной статьи не предусмотрена возможность исправ­ления недостатков в оформлении подписных листов, 3424 под­писи избирателей были выбракованы по причине внесения даты подписи не избирателем и 24 подписи — по мотиву выполнения их не избирателем на основании экспертных заключений, дан­ных в соответствии с частью 7 статьи 43 названного Федераль­ного закона.

Выслушав объяснения представителей Российской полити­ческой партии Мира и Единства Умалатовой С.З., Шашвиашвили И А., Калякина В. В., адвоката Фокина А. А., дополнительно сославшихся на то,, что эксперты не проводили письменных ис­следований, об уголовной ответственности не предупреждались, поэтому их заключения не могли служить основанием для ис­ключения подписей избирателей, объяснения представителей ЦИК России Гермашевой М.М., Гришиной И.Е., Блиновой Н.А., поддержавших вышеприведенные доводы и считавших заклю­чения экспертов данными с соблюдением требований закона, едиными для всех участников избирательного процесса, а также показания свидетелей, экспертов, проводивших исследование подписей избирателей, и пояснения специалиста, исследовав представленные доказательства, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Кротова В.А, полагавшего необоснованным исключение только двух подписей избирателей и просившего в удовлетворении заявления отказать, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения заявленного требования.

В соответствии с пунктом 4 части 3 статьи 44 Федерального закона от 18 мая 2005 г. № 51-ФЗ «О выборах депутатов Государ­ственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» (в ред. от 26 апреля 2007 г.) основанием отказа в регистрации федерального списка кандидатов является недостаточное коли­чество достоверных подписей избирателей, представленных для регистрации федерального списка кандидатов, либо выявление 5 и более процентов недостоверных и (или) недействительных подписей избирателей от общего количества подписей, отобран­ных для проверки.

Согласно итоговому протоколу проверки подписных лис­тов, представленных Российской политической партией Мира и Единства, от 27 октября 2007 г. недостоверными (недействитель­ными) признано 3609 (5,16%) подписей. Постановлением ЦИК России от 28 октября 2007 г. на основании протокола рабочей группы и представленных политической партией замечаний, частично учтенных, недостоверными и недействительными при­знано 3600, или 5,14% подписей, в связи с чем в соответствии с названной нормой закона в регистрации федерального спис­ка кандидатов, выдвинутого Российской политической партией Мира и Единства, было отказано.

Доводы заявителя о необоснованном исключении указанного количества подписей избирателей не нашли своего подтвержде­ния и опровергаются представленными и исследованными в су­дебном заседании доказательствами.

Нарушения (отсутствие в подписном листе подписи уполно­моченного представителя политической партии или исправления в дате его подписи), повлекшие признание недействительными 62 подписей избирателей, а равно заверение подписных листов, содержащих 30 подписей избирателей Приморского края, на один день ранее даты сбора подписей, как и ошибки в указании дат 9 подписей избирателей, отражены в ведомостях проверки под­писных листов, выданных заявителю, и им не оспариваются.

В соответствии с пунктом 7 части 12 статьи 43 Федерально­го закона «О выборах депутатов Государственной Думы Феде­рального Собрания Российской Федерации» недействительными считаются подписи избирателей в подписном листе в случае, ес­ли подписной лист не заверен собственноручно подписями лица, осуществлявшего сбор подписей избирателей, и (или) уполномо­ченного представителя политической партии, либо если не ука­зана дата заверения подписного лица, и (или) в дате внесения подписи указанным лицом имеются неоговоренные исправле­ния. При этом, исходя из требований частей 7, 8, 9 статьи 41 данного Федерального закона, заверительная подпись ставится после последней подписи избирателя.

В отношении указанного количества подписей эти требова­ния были нарушены.

В силу части 23 статьи 43 Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» не позднее чем за один день до дня засе­дания ЦИК России, на котором должен рассматриваться вопрос о регистрации федерального списка кандидатов, политическая партия, выдвинувшая этот список, вправе вносить изменения и дополнения в документы, содержащие сведения о кандидатах, выдвинутых ею в составе федерального списка кандидатов, а так­же в иные документы, представленные в ЦИК России в соответ­ствии со статьей 38, с частью 1, пунктами 2—4 части 2, частя­ми 3 и 4 статьи 42 этого Федерального закона, в целях приве­дения указанных документов в соответствие с требованиями Федерального закона, в том числе к их оформлению.

По смыслу приведенной нормы закона изменения и допол­нения могут вноситься только в те документы, которые пред­ставляются в соответствии с прямо названными в ней нормами Федерального закона. Пункт 1 части 2 статьи 42 Федерально­го закона, в соответствии с которым представляются в ЦИК России подписные листы, в части 23 статьи 43 Федерального закона не упомянут. Следовательно, после представления под­писных листов в ЦИК России внесение в них изменений и дополнений, в том числе в целях соблюдения требований к их оформлению, не допускается. В этой связи объяснения пред­ставителей заявителя о том, что им не предоставили заверить подписные листы после выявления в них рабочей группой не­достатков, как и показания свидетелей Куринной Р.А., Шламковой Н.А. о явке к зданию ЦИК России всех уполномоченных представителей политической партии с целью устранения воз­можных недостатков в подписных листов, не имеют правового значения.

Нельзя согласиться с заявителем и в том, что должно быть зачтено 30 подписей по Приморскому краю вследствие ошибки в дате заверения подписных листов из-за разницы между местным и московским временем. Указанная причина не свидетельствует о соблюдении требований закона о заверении подписных листов после получения последней подписи избирателя. Лицо, заверя­ющее подписной лист, должно исходить из даты подписей, а не из времени, когда им проставляется дата заверения.

Вместе с тем подписи избирателей в Красноярском крае Арасова и в Московской области Пшеничнер содержат такие неточ­ности в дате проставления подписей, которые не препятствуют их однозначному толкованию, что они совершены именно 11 ок­тября 2007 г., а не 2006 г. и тем более не в декабре 2007 г. Поэтому данные 2 подписи могут быть учтены, однако это обстоятельство не влияет на общий результат, свидетельствующий о превыше­нии 5% недостоверных (недействительных) подписей.

Факты внесения даты 3424 подписей не избирателем и выпол­нения 24 подписей избирателя другим лицом, влекущие недей­ствительность (недостоверность) подписей избирателей согласно части 11, пункту 5 части 12 Федерального закона, подтверждены представленными ведомостями проверки листов, удостоверен­ными экспертами, а также показаниями Шинкаренко Т.А., За­ставной Н.Е., Баранова К.В., привлеченными к проверке и про­водившими экспертные исследования подписей избирателей.

Из показаний перечисленных лиц следует, что экспертные исследования проводились ими в соответствии с принятыми ме­тодиками, вероятные выводы не учитывались, подписи выбрако­вывались лишь в случае категорического вывода о внесении даты не избирателем либо о недостоверности подписи, такой вывод основывался на совокупности выявленных частных признаков, бесспорно свидетельствующих о выполнении ряда (цепочки) подписей одним и тем же лицом. При этом, как показал Бара­нов К.В., одна из подписей оставлялась, а схожие с ней подписи исключались.

Пояснения Володиной Н.В., опрошенной в качестве специа­листа по ходатайству представителей заявителя, о невозможности дачи экспертного ввиду незначительного количества исследуемо­го материала, особенно цифрового (дат), не могут быть признаны убедительными, не согласуются с показаниями компетентных лиц, проводивших экспертные исследования и обосновавших свои выводы.

Эксперты были привлечены ЦИК России к проверке досто­верности содержащихся в подписных листах сведений об изби­рателях и их подписей на основании части 7 статьи 43 Феде­рального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» из специа­листов государственных учреждений, организаций и иных госу­дарственных органов, указанных в этой норме. В соответствии с частью 7 названной статьи заключения экспертов, изложенные в ведомостях проверки листов, могут служить основанием для признания недостоверными содержащихся в подписных листах сведений об избирателях и их подписей, в состав которых вхо­дит собственноручно проставленная избирателем дата подписи (часть 7 статьи 41 Федерального закона).

Как видно из представленных суду доказательств, ведомости проверки подписных листов, отражающие указанные основания исключения подписей, подписью и (или) росписью эксперта, проводившего исследование, что на основании части 7 статьи 43 Федерального закона следует расценивать как его письменное заключение.

Процедура проверки подписей избирателей и оформления ре­зультатов экспертного исследования была единой для всех полити­ческих партий, представивших подписные листы для регистрации федерального списка кандидатов, ко всем политическим партиям предъявлялись одинаковые требования, чем было обеспечено их равенство на данной стадии избирательного процесса.

То обстоятельство, что эксперты не предупреждались об уго­ловной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, не опровергает правильность их выводов. Федеральным законом не предусмотрено предупреждение экспертов, привлекаемых к такой проверке. Допрошенные и предупрежденные судом об уголовной ответственности эксперты Шинкаренко Т.А., Застав­ная И.Е., Баранов К.В., проводившие исследование подписей избирателей, подтвердили сделанные ими выводы.

Ссылка представителей заявителя на высказывания в сред­ствах массовой информации секретаря ЦИК России Н. Конки­на относительно проблем с подписными листами, возникших у Российской политической партии Мира и Единства, не имеет отношения к настоящему делу, поскольку такие высказывания не повлияли на результаты проверки, основанные на экспертных исследованиях, проведенных лицами, обладающими специаль­ными знаниями и опытом работы в области почерковедения.

Подчеркнутый заявителем факт, что 5%-ныйбарьер превы­шен всего на 100 подписей, не может служить основанием к при­знанию оспариваемого постановления ЦИК России незаконным, поскольку в силу пункта 4 части 3 статьи 44 Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Со­брания Российской Федерации» для отказа в регистрации феде­рального списка кандидатов достаточно выявление 5 процентов недостоверных и (или) недействительных подписей, а в данном случае этот предел превышен.

В соответствии с частью 2 статьи 261 Гражданского процессу­ального кодекса РФ суд отказывает в удовлетворении заявления, если установит, что оспариваемое решение или действие (без­действие) является законным.

Постановление Центральной избирательной комиссии Рос­сийской Федерации от 28 октября 2007 года № 49/402-5 принято в соответствии с нормами Федерального закона «О выборах де­путатов Государственной Думы Федерального Собрания Россий­ской Федерации», оснований для признания его незаконным не имеется, в связи с чем в удовлетворении требования Российской политической партии Мира и Единства надлежит отказать.

Руководствуясь статьями 194—199, 261 Гражданского процес­суального кодекса РФ, Верховный Суд Российской Федерации

решил:

в удовлетворении заявления Российской политической пар­тии Мира и Единства отказать.

Решение может быть обжаловано в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение 5 дней.

Судья Верховного Суда
Российской Федерации Н.К. Толчеев

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № ГКПИ07-1388

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

г. Москва 2 ноября 2007 г.

Верховный Суд Российской Федерации в составе:
судьи Верховного Суда
Российской Федерации Н.C. Романенкова
при секретаре Е.Н. Бараненко
с участием прокурора Н.Ю. Гончаровой,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Политической партии «Народный Союз» об отмене постановления ЦИК России от 28 октября 2007 г. № 49/403-5 «Об отказе в регистрации федерального списка кандидатов в депута­ты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва, выдвинутого политической партией «Народный Союз»,

установил:

Центральная избирательная комиссия Российской Федерации 28 октября 2007 г. отказала в регистрации федерального спис­ка кандидатов в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва? выдвинутого политической партией «Народный Союз», в связи с выявленны­ми более 5 процентов недостоверных и недействительных под­писей избирателей от общего количества подписей, отобранных для проверки (постановление ЦИК России № 49/403-5).

Политическая партия «Народный Союз» обратилась в Вер­ховный Суд Российской Федерации с заявлением об отмене дан­ного постановления ЦИК России.

Как указывает заявитель, оспариваемое решение является не­законным. В постановлении ЦИК России по результатам про­верки 70 000 подписей недостоверными (недействительными) признано 5997 подписей избирателей или 8,57% от общего ко­личества подписей избирателей, отобранных для проверки.

Согласно итоговому протоколу рабочей группы 4569 подпи­сей избирателей признака недостоверными (недействительными) по кодам 21, 22, 44Э 54 в нарушение положений Федерального за­кона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации».

Эксперты, осуществляющие проверку подписей, не имели соответствующих полномочий, и их заключения не могут слу­жить основанием для признания подписей избирателей недей­ствительными и недостоверными.

Подписи избирателей в количестве 4569 штук признаны не­действительными и недостоверными не на основании письмен­ного заключения эксперта. Часть ведомостей проверки подписей оформлены ненадлежащим образом, что не исключает возможности искажения данных.

Мнение эксперта, не являющееся его категорическим вы­водом, не может быть положено в основу решения об отказе в регистрации.

Общее число проверенных подписей не достигло 70 000, чем нарушен принцип равенства политических партий при проверке подписей избирателей.

В суде представители политической партии «Народный Союз» Бабурин С.Н., Аболонин Е.С., Козырев Д.Е., Петрищев В.Н. под­держали заявленные требования и пояснили, что ЦИК России не имела законных оснований для отказа в регистрации федерально­го списка кандидатов в депутаты Государственной Думы.

Представители заинтересованного лица ЦИК России Казьмин В.И., Воронин Д.Ю., Петухов А.Ю. возражали против удовлетво­рения заявленных требований и пояснили суду, что Политической партией «Народный Союз» в поддержку выдвинутого федерально­го списка кандидатов были представлены 209 956 подписей, из ко­торых было проверено 70 000, недостоверными и недействитель­ными признаны 5997, или 8,57 процента подписей, что является основанием для отказа в регистрации федерального списка канди­датов, выдвинутого политической партией «Народный Союз».

Выслушав объяснения представителей политической пар­тии «Народный Союз» Бабурина С.Н., Аболонина Е.С., Козырева Д.Е., Петрищева В.Н., представителей заинтересован­ного лица ЦИК России Казьмина В.И., Воронина Д.Ю., Петухова А.Ю., экспертов Заставной И.Е., Симаковой А.Г., ШинкаренкоТА.,Каллагова ИА, Баранова К.В., Аляутдинова P.P.,показания свидетеля Новиковой Л.Г., исследовав материалы де­ла, заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Гончаровой Н.Ю., полагавшей, что заявление не подлежит удовлетворению, и судебные прения, Верховный Суд Россий­ской Федерации не находит оснований для удовлетворения заявленных требований.

Решение Центральной избирательной комиссии Российской Федерации об отказе в регистрации федерального списка кан­дидатов может быть отменено Верховным Судом Российской Федерации по заявлению политической партии, если будет ус­тановлено, что решение было принято Центральной избиратель­ной комиссией Российской Федерации с нарушением требова­ний, предусмотренных частью 3 статьи 44 Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Соб­рания Российской Федерации», иных требований, предусмотрен­ных настоящим Федеральным законом.

Федеральный закон «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» устанав­ливает основания для отказа в регистрации федерального списка кандидатов. Одним из оснований для отказа в регистрации фе­дерального списка кандидатов Федеральный закон называет вы­явление 5 и более процентов недостоверных и (или) недействи­тельных подписей избирателей от общего количества подписей, отобранных для проверки (пункт 4 части 3 статьи 44).

Политической партией «Народный Союз» в поддержку вы­двинутого федерального списка кандидатов были представлены 209 956 подписей избирателей.

В соответствии с частью 2 статьи 43 Федерального закона в случае представления подписных листов Центральная избира­тельная комиссия Российской Федерации проверяет соблюдение порядка сбора подписей избирателей и оформления подписных листов, достоверность содержащихся в подписных листах сведе­ний об избирателях и их подписей.

При выборочной проверке подписных листов, отобранных для первоначальной проверки, представленных политической партией «Народный Союз», было выявлено недостоверных (не­действительных) подписей 3226 (8,07%) от 40 000 проверенных подписей (итоговый протокол от 22 октября 2007 г.).

В силу части 18 статьи 43 Федерального закона, если коли­чество недостоверных и (или) недействительных подписей избирателей, выявленных при выборочной проверке, составит 5 и более процентов от общего количества отобранных для проверки подписей, проводится дополнительная проверка еще 15 процен­тов подписей от необходимого для регистрации федерального списка кандидатов количества подписей избирателей в порядке, установленном настоящей статьей.

22 октября 2007 г. была проведена случайная выборка для дополнительной проверки подписных листов, представленных политической партией «Народный Союз».

Согласно итоговому протоколу проверки подписных листов количество проверенных подписей составило 70 0005 количество недостоверных (недействительных) — 6227 (8,9%).

ЦИК России посчитала недостоверными и недействительны­ми 5997, или 8Э57% подписей.

Федеральный закон в части 7 статьи 43 устанавливает, что для проверки соблюдения порядка выдвижения федеральных списков кандидатов, порядка сбора подписей избирателей и оформления подписных листов, достоверности содержащихся в подписных листах сведений об избирателях и их подписей Центральная из­бирательная комиссия Российской Федерации может своим ре­шением создавать рабочие группы из числа членов Центральной избирательной комиссии Российской Федерации, работников ее аппарата и привлеченных специалистов. К такой проверке могут привлекаться члены нижестоящих избирательных комиссий, экс­перты из числа специалистов органов внутренних дел, учреждений юстиции, военных комиссариатов, специализированных органи­заций, осуществляющих учет населения Российской Федерации, а также иных государственных органов. Заключения экспертов, изложенные в ведомостях проверки подписных листов, могут слу­жить основанием для признания недостоверными содержащихся в подписных листах сведений об избирателях и их подписей.

ЦИК России, реализуя свои полномочия по созданию рабо­чих групп, постановлением от 21 июня 2007 г. утвердило Поло­жение о Рабочей группе по приему и проверке избирательных документов, представляемых уполномоченными представителя­ми политических партий в Центральную избирательную комис­сию Российской Федерации при проведении выборов депутатов Государственной Думы Федеральной Собрания Российской Фе­дерации пятого созыва.

Председатель Центральной избирательной комиссии Россий­ской Федерации распоряжением от 7 сентября 2007 г. № 126-р утвердил состав рабочей группы по приему и проверке избира­тельных документов.

Как установлено в судебном заседании, к работе по про­верке подписных листов были привлечены эксперты из числа специалистов органов внутренних дел и иных государственных органов, которые имеют право самостоятельного производства судебно-почерковедческих экспертиз.

Федеральный закон не содержит императивного требования о включении экспертов в состав рабочей группы и доводы пред­ставителей политической партии «Народный Союз» о том, что эксперты, осуществляющие проверку подписей, не имели соот­ветствующих полномочий, являются несостоятельными.

Проверке подлежат все подписи избирателей и соответству­ющие им сведения об избирателях, содержащиеся в подписных листах, отобранных для проверки. По результатам проверки под­пись избирателя может быть признана достоверной либо недо­стоверной и (или) недействительной (часть 10 статьи 43 Феде­рального закона).

Часть 12 статьи 43 Федерального закона определяет, какие нарушения свидетельствуют о недействительности подписи, в частности, недействительными считаются:

• подписи избирателей, даты внесения которых не внесены ими собственноручно, — на основании письменного заключения эксперта, привлеченного к проверке в соответствии с частью 7

настоящей статьи (пункт 5);

• подписи избирателей, если сведения о них внесены в подписной лист не самими избирателями, ставящими подписи, и не лицом, осуществлявшим сбор подписей, внесенных в этот подписной лист, — на основании письменного заключения эксперта, привлеченного к проверке в соответствии с частью 7 настоящей статьи (пункт 10).

Согласно части 7 статьи 43 Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Рос­сийской Федерации» заключения экспертов, изложенные в ведо­мостях проверки подписных листов, могут быть основанием для признания недостоверными содержащихся в подписных листах сведений об избирателях и их подписей.

С учетом этого, доводы представителей политической партии «Народный Союз» о том, что подпись эксперта в ведомости про­верки подписных листов не может быть признана письменным заключением, а поэтому нельзя признать вывод ЦИК России, являются несостоятельными.

Доводы представителей политической партии «Народный Союз» о том, что ненадлежащее оформление части ведомостей проверки подписных листов повлекло искажение данных о ко­личестве признанных ЦИК России недостоверных и недействительных подписей не нашли своего подтверждения в ходе судеб­ного разбирательства.

Ведомости проверки подписных листов ЦИК России предо­ставило политической партии «Народный Союз», как того тре­бует Федеральный закон (часть 21 статьи 43).

В судебном заседании были допрошены в качестве экспертов Заставная И.Е., Симакова АХ, Шинкаренко ТА., Каллагов И А., Баранов К.В., Аляутдинов P.P., которые подтвердили свое учас­тие в работе по проверке листов, представленных политической партией «Народный Союз».

Так, эксперт Заставная И.Е. подтвердила в суде, что в ведо­мости проверки подписных листов по субъекту РФ (34) Брянская область ее фамилия выполнена ею, она давала заключения.

Судом обозревалась папка № 1 по субъекту РФ (34) Брян­ская область, где на листе 169 строка 8 дата от имени гражданина Мося выполнена не избирателем, а другим лицом.

Эксперт Симакова А.Г. подтвердила в судебном заседании, что при проверке подписных листов по субъекту РФ (64) Сара­товская область она давала заключения, хотя ее подпись отсут­ствует в ведомости.

Судом обозревалась папка № 5 по субъекту РФ (64) Саратовекая область, где на листе 37 строка 5 дата от имени гражданина Решетникова выполнена не избирателем, а другим лицом.

Эксперт Шинкаренко ТА. подтвердила .в суде, что в ведомо­сти проверки подписных листов по субъекту РФ (11) Республика Коми стоит ее подпись.

Судом обозревалась папка № 3 по субъекту РФ (11) Респуб­лика Коми, где строки 6—7 даты от имени граждан Логунова и Леканов выполнены одним лицом.

Эксперт Каллагов И.А. подтвердил в суде, что в ведомости проверки подписных листов по субъекту РФ (34) Брянская об­ласть стоит его подпись, он давал заключение.

Судом обозревалась папка №5 по субъекту РФ (34) Брянская область, где на листе 109 строки 4-5 даты от имени граждан Ма­каровой и Дорониной выполнены одним лицом.

При исследовании материалов дела, связанных с дополни­тельной проверкой, судом было установлено, что в ведомости проверки подписных листов папки № 5 по субъекту РФ (56) Омская область на листах 92 и 95 две подписи были вычерк­нуты лицом, заверяющим подписные листы, и поэтому они не подлежали учету.

Вместе с тем, данное обстоятельство не свидетельствует о не­обоснованности вывода эксперта Симаковой А.Г., которая в суде подтвердила участие в проверке данной ведомости, и выводы о том, что данные внесены не сборщиком и не избирателем.

Эксперт Аляутдинов ЕЕ подтвердил в суде, что в ведомости проверки подписных листов по субъекту РФ (42) Калужская об­ласть стоит его подпись, он давал заключения.

Как пояснили в суде представители заинтересованного ли­ца ЦИК России, в трех ведомостях проверки подписных листов были исправления, относящиеся к коду нарушения, то данные подписи (230) на заседании Центральной избирательной комис­сии Российской Федерации были исключены из общего числа недостоверных и недействительных подписей.

Судом в качестве свидетеля была допрошена Новикова Л.Г., представитель политической партии «Народный Союз», которая высказала сомнения относительно обоснованности экспертных заключений, поскольку ранее сама осуществляла экспертную дея­тельность. Однако эти данные не опровергают положенные в основу решения ЦИК России выводы о количестве выявленных недостоверных и недействительных подписей.

Оценивая исследованные в ходе судебного разбирательства доказательства по делу, заключения экспертов, представленные ведомости проверки подписных листов, сами подписные листы, итоговый протокол, суд не установил фактов, которые свиде­тельствовали бы об искажении данных при проверке подписных листов.

Не могут рассматриваться как нарушения, влекущие отмену постановления ЦИК России, доводы представителей полити­ческой партии «Народный Союз» о том, что общее число про­веренных подписей не достигло 700 000, поскольку отсутствуют подписи 7 избирателей.

Замечаний по процедуре проведения случайной выборки подписных листов с подписями избирателей со стороны поли­тической парии «Народный Союз» сделано не было. Отсутствие подписи избирателей установлено в ходе проверки подписных листов, что нашло отражение в протоколах итогов проверки, и не может рассматриваться как нарушение требований Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федераль­ного Собрания Российской Федерации» о равенстве политиче­ских партий.

В силу статьи 261 ГПК РФ суд отказывает в удовлетворении заявления, если установит, что оспариваемое решение является законным.

Оспариваемое постановление Центральной избирательной комиссии Российской Федерации принято в соответствии с тре­бованиями Федерального закона «О выборах депутатов Государ­ственной Думы Федерального Собрания Российской Федера­ции» и оснований для признания его незаконным не имеется,поэтому заявление политической партии «Народный Союз» не подлежит удовлетворению.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 194, 195, 198, 261 ГПК РФ, Верховный Суд Российской Федерации

решил:

заявление политической партии «Народный Союз» об отмене постановления ЦИК России от 28 октября 2007 г. № 49/403-5 «Об отказе в регистрации федерального списка кандидатов в депута­ты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва, выдвинутого политической партией «Народный Союз», — оставить без удовлетворения.

Решение может быть обжаловано в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение 5 дней со дня принятия решения.

Судья Верховного Суда
Российской Федерации Н.С. Романенков

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № КАСОУ-645

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва «14» ноября 2007 г.

Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:
Председательствующего Федина А.И.,
членов коллегии: Манохиной Е.В., Зелепукина А.Н.
с участием прокурора Федотовой А.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по заяв­лению политической партии «Народный союз» об отмене по­становления Центральной избирательной комиссии Российской Федерации от 28 октября 2007 г. № 49/403-5 «Об отказе в ре­гистрации федерального списка кандидатов в депутаты Государ­ственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва, выдвинутого политической партией «Народный Союз» по кассационной жалобе политической партии «НародныйСоюз» на решение Верховного Суда Российской Федерации от 2 ноября 2007 г., которым в удовлетворении заявленного тре­бования отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Феде­рации ФединаАЖ, объяснения представителей политической партии «Народный союз» Бабурина С.Н., Козырева В.Н., поддер­жавших доводы кассационной жалобы, объяснения представи­телей Центральной избирательной комиссии РФ Воронина Д.Ю. и Петухова А.Ю., возражавших против удовлетворения кас­сационной жалобы, выслушав заключение прокурора Федо­товой А.В., полагавшей кассационную жалобу необоснованной, Кассационная коллегия

установила:

постановлением Центральной избирательной комиссии Рос­сийской Федерации № 49/403-5 от 28 октября 2007 г. отказано в регистрации федерального списка кандидатов в депутаты Госу­дарственной Думы Федерального Собрания РФ пятого созыва, выдвинутого политической партией «Народный Союз». В каче­стве основания для отказа в регистрации федерального списка кандидатов в постановлении указано выявление более 5 процентов недостоверных и недействительных подписей избирателей от общего количества подписей, отобранных для проверки.

Политическая партия «Народный Союз» обратилась в Вер­ховный Суд Российской Федерации с заявлением об отмене данного постановления Центральной избирательной комиссии РФ, сославшись на незаконность отказа в регистрации феде­рального списка, нарушение порядка проверки достоверности содержащихся в подписных листах сведений об избирателях и их подписей и правильности оформления подписных листов.

Верховный Суд Российской Федерации постановил приве­денное выше решение.

В кассационной жалобе политическая партия «Народный Союз» ставит вопрос об отмене судебного решения, ссылаясь на неправильное применение норм материального права, несо­ответствие выводов суда обстоятельствам дела и недоказанность обстоятельств, имеющих значение для дела.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия не находит оснований к отме­не судебного решения.

Как следует из оспоренного в суде постановления Централь­ной избирательной комиссии РФ, основанием для отказа в ре­гистрации федерального списка кандидатов в депутаты Государ­ственной Думы, выдвинутого политической партией «Народный Союз», послужило то обстоятельство, что из проверенных 70 000 подписей избирателей недостоверными и недействительными были признаны 5997 подписей, что составило 8,57% подписей от общего количества отобранных для проверки подписей.

Отказывая в отмене постановления ЦИК РФ об отказе в регистрации федерального списка кандидатов, Верховный Суд Российской Федерации пришел к обоснованному выводу о со­ответствии этого акта ЦИК РФ требованиям Федерального закона № 51-ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации».

Согласно пункту 4 части 3 статьи 44 Федерального закона № 51-ФЗ выявление 5 и более процентов недостоверных и (или) недействительных подписей и от общего количества подписей, отобранных для проверки, является основанием для отказа в ре­гистрации федерального списка кандидатов в депутаты Государ­ственной Думы.

В соответствии с частью 2 статьи 43 Федерального закона № 51-ФЗ в случае представления подписных листов Централь­ная избирательная комиссия Российской Федерации проверяет соблюдение порядка сбора подписей избирателей и оформления подписных листов, достоверность содержащихся в подписных листах сведений об избирателях и их подписей.

Оспаривая в суде постановление ЦИК РФ об отказе в ре­гистрации федерального списка кандидатов, политическая пар­тия «Народный Союз» ссылалась на нарушение Центральной избирательной комиссией РФ положений федерального закона, регламентирующего процедуру проверки соблюдения порядка сбора подписей избирателей и оформления подписных листов, достоверности содержащихся в подписных листах сведений об избирателях и их полномочий.

Указанный довод заявителя был проверен судом первой ин­станции. При этом Верховный Суд Российской Федерации ус­тановил, что каких-либо нарушений, которые бы опровергали вывод ЦИК РФ о том, что в процессе проверки было выявлено недействительных и недостоверных подписей избирателей, со­ставивших 8,57% подписей от общего количества отобранных для проверки, допущено не было.

Из материалов дела следует, что политическая партия «На­родный Союз» в поддержку выдвинутого федерального списка кандидатов представила в Центральную избирательную комис­сию РФ 209 956 подписей избирателей.

При выборочной проверке подписных листов, отобранных для первоначальной проверки, было выявлено недостоверных и недействительных подписей 3226 (8,07%) от 40 000 проверенных подписей (итоговый протокол от 22 октября 2007 г.).

В силу части 18 статьи 43 Федерального закона, если коли­чество недостоверных и (или) недействительных подписей из­бирателей, выявленных при выборочной проверке., составит 5 и более процентов от общего количества отобранных для проверки подписей, проводится дополнительная проверка еще 15 процен­тов подписей от необходимого для регистрации федерального списка кандидатов количества подписей избирателей в порядке, установленном настоящей статьей.

Поскольку при выборочной проверке количество выявлен­ных недостоверных и недействительных подписей избирателей превысило 5% от общего количества отобранных для проверки подписей, 22 октября 2007 г. была проведена случайная выборка для дополнительной проверки подписных листов.

Согласно итоговому протоколу проверки подписных листов на 70 000 подписей избирателей недостоверных и недействитель­ных было выявлено в количестве 6227 подписей. Сама Централь­ная избирательная комиссия РФ посчитала недействительными и недостоверными 5997 подписей, что составило 8,57% подпи­сей от общего количества подписей, подлежащих проверке (от 70 000 подписей избирателей).

Доводы в кассационной жалобе об отсутствии у экспертов, участвовавших в проверке порядка оформления подписных листов и подписей избирателей полномочий на такое участие и неправомерности составленных ими заключений о недо­стоверности и недействительности исследованных подписей как по форме так и по существу — нельзя признать обосно­ванными.

Согласно части 7 статьи 43 Федерального закона № 51-ФЗ для проверки соблюдения порядка выдвижения федеральных списков кандидатов, порядка сбора подписей избирателей и оформления подписных листов, достоверности содержащихся в подписных листах сведений об избирателях и их подписей Центральная избирательная комиссия Российской Федерации может своим решением создавать рабочие группы из числа чле­нов Центральной избирательной комиссии Российской Федера­ции, работников ее аппарата и привлеченных специалистов. К такой проверке могут привлекаться члены нижестоящих изби­рательных комиссий, эксперты из числа специалистов органов внутренних дел, учреждений юстиции, военных комиссариатов, специализированных организаций, осуществляющих учет насе­ления Российской Федерации, а также иных государственных органов. Заключения экспертов, изложенные в ведомостях про­верки подписных листов, могут служить основанием для при­знания недостоверными содержащихся в подписных листах све­дений об избирателях и их подписей.

Приведенные положения Федерального закона не содержат императивного требования о включении привлекаемых к про­верке подписей экспертов из числа специалистов государствен­ных органов в состав создаваемой рабочей группы. Никаких предписаний об определенном механизме привлечения экспер­тов (специалистов) к участию в работе по проверке подписей избирателей в федеральном законе не содержится.

Материалы дела свидетельствуют о том, что председателем ЦИК РФ были направлены официальные запросы в ФСБ Рос­сии и другие государственные органы о выделении соответству­ющих специалистов. Имеются и решения этих органов о выделе­нии конкретных специалистов в ЦИК РФ для работы в качестве .экспертов при производстве проверки подписей избирателей и подписных листов. К работе по проверке подписных листов и подписей избирателей были привлечены эксперты из числа спе­циалистов ФСБ России, МВД России, имеющих право самостоя­тельного производства судебно-почерковедческих экспертиз.

Реализуя свои полномочия, предусмотренные частью 7 ст. 43 Федерального закона ЦИК РФЭ постановлением от 21 июня 2007 г. утвердила Положение о Рабочей группе по приему и про­верке избирательных документов, представляемых уполномоченными представителями политических партий в Центральную избирательную комиссию Российской Федерации при проведе­нии выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва.

Председатель Центральной избирательной комиссии Россий­ской Федерации распоряжением от 7 сентября 2007 г. № 126-р утвердил состав рабочей группы па приему и проверке избира­тельных документов.

В связи с этим необоснованным является довод в кассаци­онной жалобе о неправильном применении Верховным Судом Российской Федерации федерального закона (части 7 статьи 43 Федерального закона № 51-ФЗ) при исследовании вопроса о правомерности создания ЦИК РФ Рабочей группы и привлече­нии к ее работе экспертов.

В соответствии с частями 10—12 статьи 43 Федерального закона № 51-ФЗ проверке подлежат все подписи избирателей и соответствующие им сведения об избирателях, содержащиеся в подписных листах, отобранных для проверки. По результатам проверки подпись избирателя может быть признана достоверной либо недостоверной и (или) недействительной. Недостоверной считается подпись, выполненная от имени одного лица другим лицом. Подпись, выполненная указанным образом, признается недостоверной на основании письменного заключения эксперта, привлеченного к проверке в соответствии с частью 7 настоящей статьи» Недействительными считаются:

1) подписи лиц, не обладающих активным избирательным правом, а также подписи избирателей, место жительства которых находится за пределами территории соответствующего субъекта Российской Федерации;

2) подписи избирателей, указавших в подписном листе сведения, не соответствующие действительности. В этом случае подпись признается недействительной при наличии официальной справки органа регистрационного учета граждан Российской Федерации по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации, сведений, подписанных должностным лицом избирательной комиссии субъекта Российской Федерации, в том числе полученных по каналам связи ГАС «Выборы» и подписанных электронной цифровой подписью, либо письменного заключения эксперта, привлеченного к проверке

в соответствии с частью 7 настоящей статьи (п. 2 в ред. Федерального закона от 26.04.2007 г. № 64-ФЗ);

3) подписи избирателей без указания каких-либо из требуемых в соответствии с настоящим Федеральным законом сведений либо без указания даты внесения избирателем своей подписи в подписной лист;

4) подписи избирателей, сведения о которых внесены в подписной лист нерукописным способом или карандашом;

5) подписи избирателей с исправлениями в датах их внесения в подписной лист, если эти исправления специально неоговорены избирателями, а также подписи избирателей, даты внесения которых не внесены ими собственноручно, — на основании письменного заключения эксперта, привлеченного к проверке в соответствии с частью 7 настоящей статьи;

6) подписи избирателей с исправлениями в соответствующих этим подписям сведениях об избирателях, если эти исправления специально не оговорены избирателями или лицами, заверяющими подписные листы;

7) все подписи избирателей в подписном листе в случае, если подписной лист не заверен собственноручно подписями лица,осуществлявшего сбор подписей избирателей, и (или) уполномоченного представителя политической партии, либо если хотя бы одна из этих подписей недостоверна, либо если не указана или не внесена собственноручно хотя бы одна из дат заверения подписного листа, либо если в сведениях о лице, осуществлявшем сбор подписей избирателей, и (или) в дате внесения подписи указанным лицом и (или) уполномоченным представителем политической партии имеются исправления, специально не оговоренные лицом, осуществлявшим сбор подписей избирателей, и (или) уполномоченным представителем политической партии, либо если сведения о лице, осуществлявшем сбор подписей из­бирателей, и (или) об уполномоченном представителе полити­ческой партии указаны не в полном объеме или не соответствуют действительности, либо если сведения о лице, осуществлявшем сбор подписей избирателей, не внесены им собственноручно;

8) подписи избирателей, собранные до дня оплаты изготовления подписных листов (п. 8 в ред. Федерального закона от 26.04.2007 г. № 64-ФЗ);

9) подписи избирателей, собранные с нарушением требований, предусмотренных частями 5 и 6 статьи 41 настоящего Федерального закона;

10) подписи избирателей, если сведения о них внесены в подписной лист не самими избирателями, ставящими подписи, и не лицом, осуществлявшим сбор подписей, внесенных в этот подписной лист, — на основании письменного заключения эксперта, привлеченного к проверке в соответствии с частью 7 настоящей статьи;

11) все подписи избирателей в подписном листе, изготовленном с несоблюдением требований, предусмотренных статьей 40 настоящего Федерального закона, и (или) оформленном не в соответствии с Приложением 1 к настоящему Федеральному закону;

12) все подписи избирателей в подписном листе, который заверен осуществлявшим сбор подписей лицом, не внесенным в список, составленный в соответствии с частью 3 статьи 41 настоящего Федерального закона.

В кассационной жалобе политическая партия «Народный Союз» ссылается на неправильное применение судом первой инстанции положений статьи 43 Федерального закона № 51-ФЗ в части формы составления экспертами заключений по оценке достоверности подписей избирателей и сведений, содержащих­ся в подписных листах.

Однако с таким доводом политической партии Кассационная коллегия согласиться не может.

Как указано выше, часть 7 статьи 43 Федерального закона предусматривает, что заключения экспертов могут быть изло­жены в ведомостях проверки и могут служить основанием для признания недостоверными содержащихся в подписных листах сведений об избирателях и их подписей.

Утверждение в кассационной жалобе о том, что письменные заключения экспертов для признания содержащихся в подписных листах сведений об избирателях и их подписей как недостоверны­ми, так и недействительными, должны быть обязательно составлены отдельно от ведомостей и с изложением мотивов признания недостоверными сведений в подписных листах и подписей изби­рателей, не основано на положениях приведенных выше частей 7 и пунктов 5, 10 и 11 части 2 статьи 43 Федерального закона.

Несостоятельной является и ссылка политической партии на то, что часть 7 ст. 43 Закона предусматривает возможность исполь­зовать заключения экспертов, изложенные в ведомостях проверки, в качестве основания для признания содержащихся в подписных листах сведений об избирателях и их подписей лишь недостовер­ными, а для признания этих сведений в листах и подписей изби­рателей недействительными заключения экспертов, изложенные в ведомостях, якобы не могут служить основанием.

Анализируя положения' части 7 и положения, в частности, пунктов 5, 10 и 11 части 12 статьи 43 Федерального закона в их совокупности, Кассационная коллегия приходит к выводу о пра­вильном толковании судом первой инстанции этих норм закона, согласно которому предписание об обязательном составлении экспертами письменных заключений отдельно от ведомостей из статьи 43 Федерального закона не вытекает.

В качестве основания для признания подписей недостовер­ными часть 11 статьи 43 Закона также предусматривает пись­менное заключение эксперта, как и часть 12 этой статьи — для признания подписей недействительными.

Как отмечено выше, часть 7 статьи 43 Закона для признания подписей избирателей недостоверными допускает изложение за­ключения (письменного, с учетом положения части 11 статьи 43 Закона) эксперта в ведомостях проверки подписных листов.

Кроме того, некоторые случаи, предусмотренные в части 12 статьи 43 Закона в качестве оснований для признания подписей недействительными (в частности, случаи, изложенные в пунктах 7, 10 части 12 статьи 43) по своему содержанию предполагают предварительную проверку и достоверности подписей.

Верховный Суд Российской Федерации тщательно проверял утверждение политической партии о том, что часть ведомостей проверки подписных листов оформлены ненадлежаще, что якобы повлекло искажение данных о количестве признанных ЦИК России недостоверными и недействительными подписей и све­дений в подписных листах.

Данное утверждение не нашло своего подтверждения.

Из материалов дела следует, что после принятия ЦИК РФ постановления об отказе в регистрации федерального списка, политической партии были представлены копии ведомостей про­верки подписных листов.

Федеральный закон не содержит каких-либо требований к форме ведомостей проверки подписных листов.

Форма ведомости проверки подписных листов была утверж­дена руководителем Рабочей группы по приему и проверке из­бирательных документов — Конкиным Н.Е. (приложение № 4 к Порядку приема и проверки подписных листов с подписями избирателей в поддержку выдвижения федеральных списков кандидатов в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания РФ пятого созыва, т. 1, л.д. 170 об.).

Указанная форма ведомости предусматривает обязательность указания лица, составлявшего ведомость и лица (эксперта), из­лагавшего в этой ведомости заключение о достоверности под­писей. Обязанность по выполнению составителем ведомости и экспертом именно своей росписи данная форма ведомости не предусматривает.

Судом первой инстанции были допрошены в качестве экс­пертов Заставная И.Е., Симакова АХ., Шинкаренко ТА., Кал-лагов И.А., Баранов К.В. и Аляутдинов P.P., предупрежденные предварительно об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний и заключений по ст. 307 УК РФ.

Указанные лица подтвердили свое участие в работе по про­верке подписных листов, представленных политической партией «Народный Союз» и обоснованность своих заключений (отра­женных в ведомостях проверки) относительно недостоверности сведений в конкретных подписных листах и конкретных под­писей, являвшихся предметом исследования для экспертов во время проверки подписных листов.

То обстоятельство, что в некоторых ведомостях проверки подписных листов (субъект 24, папка № 4 и субъект 51 папка № 2) фамилия и инициалы эксперта Симаковой АХ. выполне­на не самим экспертом, а другим лицом, не свидетельствует об ошибочности признания недостоверными отраженных в этих ведомостях подписей избирателей, поскольку, как отмечено вы­ше, утвержденная председателем Рабочей группы форма ведо­мости не содержит предписания об обязательном указании фа­милии и инициалов эксперта самим экспертом.

Допрошенная в судебном заседании эксперт Симакова АХ., пояснив, что ее фамилия в ведомостях по проверке подписных листов папки № 4 субъекта 24 и папки № 4 и субъекта 51 указана (выполнена) не ею, а другим лицом, вместе с тем показала, что ис­следование достоверности подписей избирателей в указанных под­писных листах проводилось именно ею и у нее имеется черновик ведомости, подписанной ею собственноручно (т. II, л.д. 195).

В судебном заседании Кассационной коллегии тщательно исследовался вопрос о причинах и обоснованности исключения Центральной избирательной комиссии РФ 230 подписей избирателей из числа ранее признанных недостоверными. При этом было установлено, что в ведомостях, содержащих результаты исследования данных подписей имели место исправления кодов нарушения (т. II, л.д. 53, 54) с «46» (нет или неполные имя, от­чество сборщика) на «44» (записи от имени одного сборщика, выполненные разными лицами), пояснили представители ЦИК РФ на заседании Кассационной коллегии, недостоверными и не­действительными некоторые подписи могли быть признаны по нескольким основаниям, соответствующим определенным ко­дам, и ЦИК РФ вправе была фиксировать недостоверность таких подписей по любому коду Кроме того, первоначально значение кода, отражающего определенное нарушение, могло быть указа­но ошибочно, что и имело место по рассматриваемым ведомос­тям. Исправления же кода «46» на код «44» в ведомостях были заверены (подписаны) составителем ведомости и экспертом, а коды «44» соответствовали обнаруженным в действительности нарушениям в оформлении подписных листов, в" связи с чем ЦИК РФ вправе была и не исключать указанные 230 подписей из числа ранее признанных недостоверными. Однако для сня­тия возможных сомнений в обоснованности таких исправлений значений кодов в ведомостях ЦИК РФ посчитала возможным уменьшить число признанных первоначально недостоверными подписей на 230, что не повлияло на правильность вывода ЦИК РФ о недостоверности проверенных подписей избирателей, со­ставляющих более 8% от общего количества отобранных для про­верки подписей.

Несостоятелен и довод в кассационной жалобе о том, что проверке было подвергнуто менее предусмотренных законом 70 000 подписей (на 7 подписей меньше).

Судом первой инстанции установлено, что 7 спорных подпи­сей (7 строк в подписных листах, в которых были указаны фа­милия, имя и отчество избирателя и другие сведения, а подписи и дата отсутствовали) не были исключены (вычеркнуты) самими уполномоченными лицами политической партии при представ­лении подписных листов для проверки.

При таких обстоятельствах Центральная избирательная ко­миссия РФ в лице Рабочей группы обоснованно (в соответствии с частью 14 ст. 43 Федерального закона № 51-ФЗ) учитывала и эти подписи, произведя проверку на их действительность.

Кроме того, как правильно отметил суд в решении, включе­ние данных 7 подписей (строк в листах) в состав 70 000 подпи­сей, подлежащих проверке, не могут повлечь отмену оспоренного постановления ЦИК России, поскольку повлиять существенно на общие результаты проверки это обстоятельство не могло.

Утверждение политической партии, изложенное в кассационной жалобе о том, что допрошенные судом эксперты отказались от своих заключений, опровергается содержанием протокола судебного заседания от 12 ноября 2007 г. с учетом определения судьи Верховного Суда Российской Федерации от 12 ноября 2007 г. об отклонении замечаний на протокол судебного заседания, из­ложенных в пунктах 2, 3, 5, 6 и 8.

По указанным мотивам Кассационная коллегия не может согласиться с доводами в кассационной жалобе о неправильном применении судом норм материального права при разрешении настоящего спора и несоответствии выводов суда обстоятельствам дела.

Руководствуясь ст.ст. 360 и 361 Гражданского процессуального кодекса РФЭ Кассационная коллегия

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 2 нояб­ря 2007 г оставить без изменения, а кассационную жалобу поли­тической партии «Народный Союз» без удовлетворения.

Председательствующий А.И. Федин
Члены коллегии Е.В. Манохина,
А.Н. Зелепукин

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № ГКПИ07-1389

РЕШЕНИЕ 
Именем Российской Федерации

г. Москва 7 ноября 2007 г.

Верховный Суд Российской Федерации в составе:
судьи Верховного Суда
Российской Федерации  Толчеева Н.К.
при секретаре Якиной К.А.
с участием прокурора Кротова В А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению политической партии «Российская экологическая партия «Зеленые» об оспаривании постановления Центральной избирательной комиссии Российской Федерации от 27 октября 2007 года № 48/389-5 «Об отказе в регистрации федерального списка кандидатов в депутаты Государственной Думы Федераль­ного Собрания Российской Федерации пятого созыва, выдвину­того политической партией «Российская экологическая партия «Зеленые»,

установил:

Постановлением Центральной избирательной комиссии Российской Федерации (ЦИК России) от 27 октября 2007 года № 48/389-5 отказано в регистрации федерального списка канди­датов в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва, выдвинутого политичес­кой партией «Российская экологическая партия «Зеленые», в свя­зи с выявлением более 5 процентов недостоверных и недействи­тельных подписей избирателей от общего количества подписей, отобранных для проверки.

Политическая партия «Российская экологическая партия «Зе­леные», полагая постановление ЦИК России незаконным, нару­шающим избирательные права граждан Российской Федерации, обратилась в Верховный Суд Российской Федерации с заявле­нием об отмене этого постановления. Свои требования заяви­тель мотивировал тем, что из 12 089 подписей избирателей, при­знанных недействительными и недостоверными, необоснованно признано таковыми 10 256 подписей по причинам: 4147 подписей дата внесения подписи выполнена не избирателем (код наруше­ния 21) и 1910 подписей - заверительниц записи от имени одного сборщика выполнены разными лицами (код 44), хотя послужив­шие основанием для этого выводы экспертов, участвовавших в проверке, могли быть лишь вероятными в связи с малым объемом графического материала и ограниченным временем почерковедческого исследования без применения специальных криминалис­тических средств и приемов; 1828 подписей — неполные, невер­ные данные документа сборщика, неоговоренные исправления (код 43), тогда как имелась возможность установить эти сведения на основании иных представленных политической партией в из­бирательную комиссию документов; 485 подписей — неполный адрес места жительства избирателя (код 55), но подтверждающей информации об этом органов Федеральной миграционной служ­бы не имелось, в ряде населенных пунктов отсутствуют наимено­вания улиц и номера домов (в деревнях, селах, поселках и т. п.); 1736 подписей— неполный адрес места жительства сборщика подписей (код 45), при этом не были учтены данные, содержа­щиеся в нотариально заверенном списке лиц, осуществлявших сбор подписей; 150 подписей — указаны как недействительные в ведомостях проверки дважды.

В дополнительном заявлении представители политической партии просили признать оспариваемое постановление ЦИК России незаконным также по тем основаниям, что с нарушением правил и методик проведения идентификационных исследова­ний лицами, привлеченными в качестве экспертов, признаны недействительными 264 подписи по мотиву внесения данных не сборщиком подписей и не избирателем (код 22) и 16 подписей — недостоверными в связи с внесением подписи избирателя другим лицом (код 54); при формировании рабочей группы для проверки порядка сбора подписей избирателей и оформления подписных листов, достоверности содержащихся в подписных листах сведе­ний об избирателях и их подписей не соблюдено требование зако­на о создании такой рабочей группы на основании решения ЦИК России; подписи избирателей были признаны недостоверными (недействительными) в отсутствие соответствующих письменных заключений лиц, привлеченных в качестве экспертов; ведомо­сти проверки подписных листов не подписаны составившими их лицами либо лицами, привлеченными в качестве экспертов (в 57 из 84 листов указанных ведомостей).

ЦИК России в своих возражениях указала на то, что осно­ванием для принятия оспариваемого постановления послужило недостаточное количество достоверных подписей избирателей, представленных для регистрации федерального списка (197911 вместо 200 000) и выявление при проверке более 5 процентов (17,27 процентов) недостоверных и недействительных подписей, привлечение для проверки подписных листов экспертов из чис­ла почерковедов МВД России, ФСБ России и Минюста России и оформление ими заключений в ведомостях проверки подпис­ных листов осуществлялось в соответствии с частью 7 статьи 43 Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Ду­мы Федерального Собрания Российской Федерации», подписи избирателей без указания каких-либо из требуемых сведений и исправления в данных о лице, осуществлявшем сбор подписей, является основанием для признания подписей недействитель­ными, довод заявителей о двойном учете 150 недействительных подписей избирателей проверен и не нашел подтверждения, в случае указания избирателем неполного адреса места жительства подписи избирателей признавались недействительными только при наличии данных о том, что в населенном пункте имеются нумерация домов или названия улиц.

Выслушав объяснения представителей политической партии «Российская экологическая партия «Зеленые» Плехова М.М. и БелозёроваА.С,поддержавших заявленные требования, возра­жения представителей ЦИК России Гришиной И.Е., Гермаше-вой М.М., Блиновой НА., ссылавшихся на вышеприведенные доводы и считавших заключения экспертов данными с соблю­дением требований закона, едиными для всех участников изби­рательного процесса, а также показания экспертов, проводивших исследование подписей избирателей, и пояснения специалиста, исследовав представленные доказательства, заслушав заключе­ние прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федера­ции КротоваВА., полагавшего необоснованным исключение 485 подписей избирателей по мотиву неполноты адреса места жительства избирателя и просившего в удовлетворении заявле­ния отказать, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения заявленного требования.

Как видно из материалов дела, для регистрации федерального списка кандидатов в депутаты Государственной Думы Федераль­ного Собрания Российской Федерации пятого созыва, выдвину­того политической партией «Российская экологическая партия «Зеленые» и заверенного постановлением ЦИК России от 27 сентября 2007 г., политической партией 16 октября 2007 г. были представлены необходимые документы, в том числе подписные листы с 210 000 подписей избирателей.

Статьей 43 Федерального закона от 18 мая 2005 г., № 51-ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» (в ред. от 26 апреля 2007 г.) предусмотрено, что в случае представления подписных листов ЦИК России проверяет соблюдение порядка сбора подписей из­бирателей и оформления подписных листов, достоверность со­держащихся в подписных листах сведений об избирателях и их подписей (часть 2); проверке подлежат все подписи избирателей и соответствующие им сведения об избирателях, содержащиеся в подписных листах, отобранных для проверки; по результатам проверки подпись избирателя может быть признана достоверной либо недостоверной и (или) недействительной (часть 10).

Подписи избирателей либо все подписи избирателей при­знаются недействительными (недостоверными) по основаниям, перечисленным в частях 11, 12 (пункты 1-12) указанной статьи. При этом в случаях, указанных в части 11, пунктах 2, 5, 10 части 12 статьи 43 Федерального закона, подписи считаются недосто­верными (недействительным) на основании письменного за­ключения эксперта, привлеченного к проверке в соответствии с частью 7 этой статьи.

Согласно протоколу итогов проверки подписных листов, представленных политической партией «Российская экологическая партия «Зеленые», составленному рабочей группой 24 октября 2007 г. по результатам первоначальной и дополнительной проверок 70 000 подписей избирателей, отобранных посредством случайных выборок, выявлено 12 089, или 17,27 процентов недо­стоверных (недействительных) подписей избирателей.

С учетом этого постановлением ЦИК России от 27 октября 2007 г. в регистрации федерального списка кандидатов, выдви­нутого данной политической партией, было отказано на основа­нии пункта 4 части 3 статьи 44 Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Рос­сийской Федерации», в соответствии с которым основанием для отказа в регистрации федерального списка кандидатов является недостаточное количество достоверных подписей избирателей, представленных для регистрации федерального списка кандида­тов, либо выявление 5 и более процентов недостоверных и (или) недействительных подписей избирателей от общего количества подписей, отобранных для проверки.

Выводы о недостоверности (недействительности) 12 089 под­писей избирателей из общего количества подписей, отобранных для проверки, подтверждены представленными суду доказатель­ствами.

Пунктом 7 статьи 43 Федерального закона «О выборах депута­тов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» установлено, что для проверки соблюдения порядка выдвижения федеральных списков кандидатов, порядка сбора подписей избирателей и оформления подписных листов, досто­верности содержащихся в подписных листах сведений об избира­телях и их подписей Центральная избирательная комиссия Рос­сийской Федерации может своим решением создавать рабочие группы из числа членов Центральной избирательной комиссии Российской Федерации, работников ее аппарата и привлечен­ных специалистов; к такой проверке могут привлекаться члены нижестоящих избирательных комиссий, эксперты из числа спе­циалистов органов внутренних дел, учреждений юстиции, воен­ных комиссариатов, специализированных организаций, осуществляющих учет населения Российской Федерации, а также иных государственных органов. Заключения экспертов, изложенные в ведомостях проверки подписных листов, могут служить основанием для признания недостоверными содержащихся в подпис­ных листах сведений об избирателях и их подписей.

Из анализа приведенной нормы следует, что эксперты, не входящие в состав рабочей группы, могут привлекаться к указанной проверке, их заключения, изложенные в ведомостях проверки подписных листов, могут служить основанием для признания подписей избирателей недостоверными (недействительными) в случаях, когда такое заключение требуется (часть 11, пункты 2.5, 10 части 12 статьи 43 Федерального закона).

Суду представлены подписанные экспертами ведомости про­верки подписных листов, которые в силу части 7 статьи 43 Феде­рального закона должны расцениваться в качестве письменного заключения экспертов, в связи с чем довод представителей зая­вителя об отсутствии такого заключения не основан на нормах закона.

Рабочая группа была создана, и положение о ней утвержде­но постановлением ЦИК России от 21 июня 2007 г. № 17/141-5, которым секретарю ЦИК России Н.Е. Конкину предписано под­готовить и представить на утверждение Председателю ЦИК Рос­сии предложения по составу рабочей группы. На основании и во исполнение этого постановления распоряжением ЦИК России от 7 сентября 2007 г. № 126-р был утвержден состав группы, что не противоречит требованиям части 7 статьи 43 Федерального закона.

С соблюдением названной нормы Федерального закона к участию в проверке были привлечены и эксперты из числа спе­циалистов МВД России, ФСБ России и Минюста России, что подтверждено копиями запросов ЦИК в соответствующие министерства и федеральные службы, а также ответами на эти за­просы. Ссылки представителей заявителя на их необъективность, поскольку экспертам представлялись сведения о предполагае­мых нарушениях3 не соответствуют действительности. Эксперты не состояли в трудовых либо в иных договорных отношениях с ЦИК РФ, являлись незаинтересованными лицами, предположе­ния специалистов рабочей группы о недостоверности (недействи­тельности) определенных подписей не являлись обязательными, а служили лишь предпосылкой для экспертного исследования называемых подписей.

Лица, участвовавшие в проверке в качестве экспертов, имеют дипломы государственного образца, обладают правом самостоя­тельного производства экспертиз, достаточный опыт работы по производству таких экспертиз, что помимо сообщений минис­терств и федеральных служб, в которых они работают в долж­ностях экспертов (старших экспертов), подтверждается копиями соответствующих свидетельств, выданных компетентными госу­дарственными органами. Оснований сомневаться в их квалифи­кации и объективности у суда не имеется.

Из показаний экспертов Аляутдинова P.P., Баранова К.В., Вер­шининой Е.С., Заставной И.Е., Петрова А.Н., Семёновой Е.В., Симаковой А.Г., Шинкаренко ТА., Чиркиной В.К., допрошенных в судебном заседании, усматривается, что экспертные ис­следования подписных листов и содержащихся в них данных проводились на основании существующих методик., выводы делались по результатам проведенных исследований с использова­нием технических средств (лупы, микроскопа, ламп подсветки), подпись избирателя исключалась только при категорическом выводе об имеющемся нарушении, вероятные выводы во внимание не принимались, заключение отражалось в ведомостях проверки подписных листов в виде указания номера листа в соответствующей папке, номера строки на листе или количества подписей и кода нарушения, выявленного при экспертном исследовании обозначенных подписей, заключение удостоверялось подписью эксперта на ведомости проверки.

Пояснения специалиста Моторного И. Д., являвшегося уполномоченным представителем политической партии «Российская экологическая партия «Зеленые» (л.д. 102), о невозможности проведения экспертных исследований подписных листов, под­писей избирателей в рамках ограниченного времени данной стадии избирательного процесса, как и о нарушении порядка проведения экспертных исследований и оформления экспертного заключения, нельзя признать объективными. Данные пояснения не основаны на доказательствах и противоречат положениям статьи 43 Федерального закона «О депутатах Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации», предусматривающей получение такого заключения в указанных в ней случаях и порядок его оформления. При этом ссылки Моторного И.Д. и представителей заявителя на нормы Федерального закона от 31 мая 2001 г. «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» ошибочны, поскольку названный Закон, как следует из его преамбулы, определяет правовую основу, принципы организации и основные направления государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации в гражданском, административном и уголовном судопроизводстве. На отношения, связанные с привлечением из­бирательной комиссией специалистов в качестве экспертов к проверке подписных листов, этот Закон не распространяется.

Показания экспертов согласуются с исследованными в судебном заседании с их участием подлинными подписными листами. Все эксперты поддержали данные ими заключения и подтвердили, что предъявленные для обозрения подписные листы исследовались в указанном выше порядке лично ими, подписи в ведомостях проверки выполнены ими собственноручно посредством указания своей фамилии и инициалов, дополненными по ряду ведомостей росписью. Эти показания соотносятся с ведомостями проверки и опровергают утверждения заявителей о том, что часть ведомостей проверки подписных листов (57 из 84) не подписана лицами, привлеченными в качестве экспертов.

Объясняя процедуру проведения экспертных исследований, эксперты в подтверждение своих объяснений в качестве приме­ра привели выявленные ими нарушения по исследуемым судом подписным листам.

Так, эксперт Чиркина В.К. обратила внимание на папку № 16-1 (Татарстан) и папку № 71-4 (Тульская область), пояс­нив, что в первом случае весь лист 23 заполнен почерком одно­го лица, а заверительная запись выполнена другим почерком, во втором— исправлена дата подписи сборщика с 01.10.2007г. на 04.10.2007 г., что повлекло признание недействительными всех подписей избирателей в этих подписных листах (копии под­писных листов приобщены к делу).

Эксперт Аляутдинов P.P. указал на папку № 73-3 (Ульяновская область), где согласно его выводам дата всех подписей избирате­лей на листах 64—68 выполнена одним лицом, что повлекло их выбраковку,за исключением, одной подписи (копии подписных листов приобщены к делу).

Эксперты Баранов К.В. и Семёнова Е.В. показали, что заверительные записи одного и того же сборщика подписей (упол­номоченного представителя) соответственно в папке № 74-1 (Че­лябинская область) на листах 5—7 (копии приобщены) и в папке № 77-1 (г. Москва) на листах 4—9 выполнены разными лицами.

Оценив показания экспертов в совокупности с данными, полученными при исследовании судом подлинных подписных листов, а также с содержанием ведомостей проверки подписных листов, суд приходит к выводу об обоснованности признания из­бирательной комиссией недействительными (недостоверными) 4147 подписей избирателей (код нарушения 21), 1910 подписей избирателей (код нарушения 44), 264 подписей избирателей (код 22) и 16 подписей избирателей (код нарушения 44). Основанием выбраковки всех этих подписей избирателей послужили надле­жащие заключения экспертов, подтвержденные в судебном за­седании.

Факты наличия в подписных листах неполных, неверных дан­ных сборщика, неоговоренных исправлений (код 43), повлекших исключение 1828 подписей избирателей, а также неполного ад­реса места жительства сборщика подписей (код 45), что явилось основанием выбраковки 1736 подписей избирателей, не отри­цаются заявителем и подтверждены отраженными в ведомостях проверки и исследованными в судебном заседании подписными листами. В частности, в папке № 12-2 (Республика Марий-Эл) на листах 73, 75Э 76 неправильно указан номер сборщика под­писей; в папках №№ 18-2 и 18-3 (Удмуртская) в заверительной записи неверно указан адрес места жительства; в папке № 37-4 (Вологодская область) на листе 111 в заверительной записи не­верно указана дата выдачи паспорта сборщика подписей; в папке № 22-1 (Алтайский край) на листах 57, 58, 64—68, 88 допуще­на ошибка в указании кода подразделения, выдавшего паспорт сборщика подписей; в папке № 60-1 (Псковская область) — не­оговоренные исправления даты подписи сборщика.

Доводы представителей заявителя о том, что неоговоренные исправления не препятствуют однозначному восприятию инфор­мации о сборщике, при недостаточности сведений в подписных листах информация о каждом лице, осуществлявшем сбор под­писей, может быть дополнена сведениями из нотариально заве­ренного списка, не основаны на законе и противоречат принци­пу равенства всех участников избирательного процесса.

По смыслу части 23 статьи 43 Федерального закона «О выбо­рах Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» изменения и дополнения могут вноситься только в те документы, которые представляются в соответствии с прямо названными в ней нормами Федерального закона. Пункт 1 части 2 статьи 42 Федерального закона, в соответствии с которым представляются в ЦИК России подписные листы, в час­ти 23 статьи 43 не упомянут. Следовательно, после представления подписных листов в ЦИК России внесение в них изменений и дополнений, в том числе в целях соблюдения требований к их оформлению, не допускается.

В соответствии с пунктом 5 статьи 2 Федерального закона от 12 июня 2002 г. № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Фе­дерации» (в редакции от 24 июля 2007 г.) адрес места жительства включает в себя наименование субъекта Российской Федерации, района, города, иного населенного пункта, улицы, номера дома и квартиры.

Следовательно, при написании места жительства избирателя либо сборщика подписей должны быть приведены реквизиты ад­реса в том объеме, в котором они имеются.

Согласно ведомостям проверки подписных листов 485 под­писей избирателей выполнены без указания всех требуемых све­дений. Правильность такого вывода подтверждается, в частнос­ти, содержанием обозренных судом подписных листов 17, 18 в папке № 67-5 (Смоленская область), в которых в адресах части избирателей указаны номера дома, что свидетельствует о нали­чии нумерации домов в деревне, а в адресах другой части избирателей, проживающих в той же деревне, не указаны, что послу­жило основанием для исключения этих подписей в соответствии с пунктом 3 части 12 статьи 43 Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Рос­сийской Федерации». Причем названная норма Федерального закона не требует для признания подписи недействительной в указанных в ней случаях официальной справки органа регистра­ционного учета граждан Российской Федерации по месту пребы­вания и по месту жительства, на что ошибочно ссылаются пред­ставители заявителя.

Двойное указание в ведомостях проверки подписных листов одних и тех же 150 недействительных подписей не может служить основанием для исключения указанного количества подписей из подсчета. Как явствует из объяснений представителей ЦИК России, при автоматизированном подсчете в ГАС «Выборы» со­держащихся в таких ведомостях сведений повторяющиеся дан­ные повторно не учитываются. Доказательств того, что в данном случае 150 подписей избирателей было дважды учтено в качестве недействительных, суду не представлено.

Ссыпка представителей политической партии на то, что чле­нам ЦИК России не представлялись на рассмотрение их возраже­ния от 26 октября 2007 г., не влияет на правильность сделанных выводов. Подписные листы, перечисленные в этих возражениях, судом были исследованы, указанные политической партией ос­нования для восстановления 1435 содержащихся в этих подпис­ных листах подписей не нашли своего подтверждения.

В соответствии с частью 2 статьи 261 Гражданского процессу­ального кодекса РФ суд отказывает в удовлетворении заявления, если установит, что оспариваемое решение или действие (бездействие) является законным.

Постановление Центральной избирательной комиссии Рос­сийской Федерации: от 27 октября 2007 года № 48/389-5 приня­то в соответствии с нормами Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Рос­сийской Федерации», оснований для признания его незаконным не имеется, в связи с чем в удовлетворении требования поли­тической партии «Российская экологическая партия «Зеленые» надлежит отказать.

Руководствуясь статьями 194—199, 261 Гражданского процес­суального РФ, Верховный Суд Российской Федерации

решил:

в удовлетворении заявления политической партии «Россий­ская экологическая партия «Зеленые» отказать.

Решение может быть обжаловано в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение 5 дней со дня его принятия в окончательной форме.

Судья Верховного Суда
Российской Федерации Н.К. Толчеев

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № ГКПИ08-268

РЕШЕНИЕ
Именем Российской Федерации

г. Москва 5 февраля 2008 г.

Верховный Суд Российской Федерации в составе:
судьи Верховного Суда
Российской Федерации Н.С. Романенкова
при секретаре Е.Н. Бараненко
с участием прокурора А.В. Федотовой,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское де­ло по заявлению Касьянова Михаила Михайловича об отмене Постановления Центральной избирательной комиссии Россий­ской Федерации от 27 января 2008 года № 92/710-5 «Об отка­зе Михаилу Михайловичу Касьянову в регистрации кандидатом на должность Президента Российской Федерации» и обязании Центральную избирательную комиссию Российской Федерации зарегистрировать кандидатом на должность Президента Россий­ской Федерации М.М. Касьянова,

установил:

Центральная избирательная комиссия Российской Федера­ции 27 января 2008 года приняла решение, которым отказала Касьянову М.М., 1957 года рождения, Президенту — Председа­телю Правления ООО «МК Аналитик», проживающему в городе Москве, выдвинувшему свою кандидатуру на должность Пре­зидента Российской Федерации, в регистрации кандидатом на должность Президента Российской Федерации (Постановление № 92/710-5).

Кандидат на должность Президента Российской Федерации Касьянов М.М. обратился в Верховный Суд Российской Феде­рации с заявлением об отмене принятого решения и обязании Центральную избирательную комиссию Российской Федерации зарегистрировать его кандидатом на должность Президента Рос­сийской Федерации.

Как указывает заявителе оспариваемое решение принято с нарушением положений пункта 2 статьи 39 Федерального закона «О выборах Президента Российской Федерации».

В суде представители Касьянова М.М. адвокат Прохоров В.Ю., МерзликинК.Э., Катков Д.Б. поддержали заявленные требова­ния и пояснили суду, что ЦИК России неправильно применила закон, отказав в регистрации кандидатом на должность Прези­дента Российской Федерации М.М. Касьянову.

Собственноручная подпись избирателя является главным фактором, определяющим конституционный и законодательный смысл поддержки самовыдвижения. Кандидатом на должность Президента Российской Федерации М.М. Касьяновым были представлены подписные листы с подписями избирателей в ко­личестве 2 063 666 подписей. ЦИК России по причинам, связан­ным с техническим оформлением подписных листов, признала недействительными 50 402 подписи избирателей.

Представители заинтересованного лица ЦИК России Соломонидина И.О., Блинова НА., Кисин А.А., Петухов А.Ю. возра­жали против удовлетворения заявленных требований и пояснили суду, что при проверке подписей избирателей было выявлено не­достоверных и недействительных подписей 13,36 процента, что является безусловным основанием для отказа в регистрации кан­дидата на должность Президента Российской Федерации.

Выслушав объяснения представителей заявителя Касья­нова М.М. адвоката Прохорова В.Ю., Мерзликина К.Э., Кат­кова Д.Б., представителей заинтересованного лица ЦИК России Соломонидиной И.О., Блиновой НА., Кисина А.А, Петухова А.Ю., исследовав материалы дела, заслушав заключение проку­рора Генеральной прокуратуры РФ Федотовой А.В., полагавшей, что заявление не подлежит удовлетворению, и судебные прения, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения заявленных требований.

В соответствии с пунктом 4 статьи 39 Федерального закона «О выборах Президента Российской Федерации» решение Цент­ральной избирательной комиссии Российской Федерации об отказе в регистрации кандидата может быть обжаловано в Вер­ховный Суд Российской Федерации.

ЦИК России отказала М.М Касьянову в регистрации кан­дидатом на должность Президента Российской Федерации на основании подпункта 3 пункта 2 статьи 39 Федерального закона «О выборах Президента Российской Федерации».

Выявление 5 и более процентов недостоверных и недействи­тельных подписей от общего количества подписей избирателей, отобранных для проверки (если сбор подписей избирателей не­обходим), является основанием для отказа кандидату в регист­рации (подпункт 3 пункта 2 статьи 39 Федерального закона «О выборах Президента Российской Федерации»).

16 января 2008 года кандидатом на должность Президента Российской Федерации М.М. Касьяновым были представлены 2 063 666 подписей избирателей, из которых в соответствии со статьей 38 Федерального закона «О выборах Президента Россий­ской Федерации», было проверено 600 000 подписей» В итоговом протоколе проверки подписных листов с подписями избирателей в поддержку выдвижения кандидата на должность Президента Российской Федерации М.М. Касьянова указано, что из прове­ренных подписей недостоверными и недействительными были признаны 80 261 подпись, или 13,38 процента.

ЦИК России признала действительными 114 подписей изби­рателей. В результате число недостоверных и недействительных подписей из числа проверенных подписей избирателей составило 80 147 подписей, или 13,36 процента, что превышает установлен­ное Федеральным законом «О выборах Президента Российской Федерации» количество недостоверных и недействительных под­писей от общего количества подписей избирателей, отобранных для проверки.

Законодательство о выборах Президента Российской Федера­ции составляют Конституция Российской Федерации, Федераль­ный закон от 12 июня 2002 года № 67-ФЗ «Об основных гаранти­ях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», Федеральный закон от 10 января 2003 г. № 19-ФЗ «О выборах Президента Российской Федерации», иные федеральные законы.

Согласно итоговому протоколу проверки подписных листов 1336 подписей избирателей признано недействительными, по­скольку в подписном листе отсутствовало наименование субъек­та Российской Федерации.

В силу пункта 1 статьи 36 Федерального закона «О выборах Президента Российской Федерации» кандидат, выдвинутый в порядке самовыдвижения,в свою поддержку обязан собрать не менее двух миллионов подписей избирателей. При этом на один субъект Российской Федерации должно приходиться не более 50 тысяч подписей избирателей, место жительства которых на­ходится на территории данного субъекта Российской Федерации. Если сбор подписей избирателей осуществляется среди избирателей, постоянно проживающих за пределами территории Рос­сийской Федерации, общее количество этих подписей не может быть более 50 тысяч.

При этом законодатель также устанавливает порядок изготовления оформления подписных листов, порядок сбора подписей (статья 36 Федерального закона «О выборах Президента Россий­ской Федерации»).

Доводы представителей заявителя о том, что отсутствие на­именования субъекта Российской Федерации в подписном лис­те в строке «Наименование субъекта Российской Федерации, на территории которого осуществляется сбор подписей», не могло служить основанием для признания недействительными 1336 подписей, являются несостоятельными.

Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Фе­дерации» определяет недействительную подпись как подпись, собранную с нарушением порядка сбора подписей избирателей, участников референдума и (или) оформления подписного листа.

Федеральным законом «О выборах Президента Российской Федерации» предусмотрено, что все подписи избирателей в под­писном листе, изготовленном с несоблюдением требований, ус­тановленных Приложениями 1 и 2 к настоящему Федеральному закону, считаются недействительными (подпункт 11 пункта 11 статьи 38).

Форма подписного листа утверждена Федеральным законом «О выборах Президента Российской Федерации» и предусмат­ривает указание наименования субъекта Российской Федерации, на территории которого осуществляется сбор, в качестве необ­ходимого реквизита, о чем имеется непосредственное указание в настоящем Федеральном законе (пункт 5 статьи 36). Следова­тельно, выявление при проверке подписных листов отсутствия в них наименования субъекта Российской Федерации, на тер­ритории которого осуществляется сбор подписей, давало закон­ные основания ЦИК России для признания собранных подписей недействительными.

Обоснованно ЦИК России посчитала недействительными: 46 подписей, в которых дата подписи кандидата (доверенного лица) указана раньше даты подписи сборщика, и 734 подписи, когда дата подписи сборщика указана раньше даты подписи из­бирателя, что свидетельствуют о нарушении порядка сбора под­писей и оформления подписных листов.

Статья 36 Федерального закона «О выборах Президента Российской Федерации» определяет порядок сбора подписей и оформления подписного листа. В соответствии с требования» ми Федерального закона при сборе подписей избиратель ставит собственноручно подпись в поддержку выдвижения кандидата и дату ее внесения, после чего подписной лист заверяется лицом, осуществлявшим сбор подписей избирателей, которое ставит свою подпись и дату ее внесения.

Таким образом, из содержания Федерального закона следу­ет, что заверение лицом, осуществляющим сбор подписей из­бирателей, возможно одновременно или после даты, указанной избирателем в подписном листе, иное свидетельствует о недей­ствительности собранных подписей, поскольку не соблюдены требования к оформлению подписного листа и порядку сбора подписей.

Согласно итоговому протоколу ЦИК России признала не­действительными: 4411 подписей в связи с тем, что подписные листы не были заверены кандидатом либо его доверенным ли­цом, и 138 подписей, т. к. не указана дата подписи кандидата (доверенного лица).

В соответствии с пунктом 12 статьи 36 Федерального закона «О выборах Президента Российской Федерации» подписной лист заверяется кандидатом, выдвинутым в порядке самовыдвижения, или его доверенным лицом, которые напротив своих фамилии, имени, отчества собственноручно ставят свою подпись и дату ее внесения.

Нарушение этих правил согласно подпункту 8 пункта 11 ста­тьи 38 Федерального закона «О выборах Президента Российской Федерации» является основанием для признания всех подписей избирателей в подписном листе недействительными. Законода­тель не рассматривает данное нарушение как техническую ошиб­ку, которая может быть исправлена в процессе проверки ЦИК России соблюдения порядка сбора подписей, оформления под­писных листов, достоверности сведений об избирателях и под­писей избирателей, содержащихся в подписных листах.

ЦИК России в соответствии с требованиями закона призна­ла недействительными: 6821 подпись, поскольку при проверке подписей избирателей установлены отсутствие или неполные данные о сборщиках подписей, и 4279 подписей, т. к. указан не­полный адрес места жительства сборщика.

Согласно пункту 12 статьи 36 Федерального закона «О выбо­рах Президента Российской Федерации» подписной лист заверя­ется лицом, осуществлявшим сбор подписей избирателей, кото­рое собственноручно указывает свои фамилию, имя и отчество, дату рождения, адрес места жительства, указанный в паспорте или документе, заменяющем паспорт гражданина, серию, номер и дату выдачи паспорта или документа, заменяющего паспорт гражданина, с указанием наименования или кода выдавшего его органа, ставит свою подпись и дату ее внесения.

В силу подпункта 8 пункта 11 статьи 38 Федерального за­кона недействительными считаются все подписи избирателей в подписном листе в случае, если подписной лист не заверен соб­ственноручно подписями лица, осуществлявшего сбор подписей избирателей, либо если не указана или не внесена собственно­ручно хотя бы одна из дат заверения подписного листа, либо если в сведениях о лице, осуществлявшем сбор подписей избирателей, и (или) в дате внесения подписи указанным лицом име­ются исправления, специально не оговоренные соответственно лицом, осуществлявшим сбор подписей избирателей, либо если сведения о лице, осуществлявшем сбор подписей избирателей, указаны не в полном объеме.

Федеральный закон регламентирует деятельность Централь­ной избирательной комиссии Российской Федерации как феде­рального государственного органа, организующего подготовку и проведение выборов в Российской Федерации, и не допускает на данном этапе избирательной кампании восполнение данным ор­ганом сведений в подписные листы о сборщиках, которые заверя­ли представленные для регистрации кандидата подписные листы. С учетом этого, доводы представителей заявителя о том, что не­достаточность сведений в подписных листах могла быть дополне­на ЦИК России сведениями из нотариально заверенного списка сборщиков подписей, не основаны на законе и не могут служить основанием для удовлетворения заявленных требований.

Согласно подпункту 12 пункта 11 статьи 38 Федерального закона «О выборах Президента Российской Федерации» недей­ствительными считаются все подписи избирателей в подписном листе, который заверен осуществлявшим сбор подписей лицом, не внесенным в список? составленный в соответствии с пунктом 8.1 статьи 36 настоящего Федерального закона.

Пункт 8.1 статьи 36 Федерального закона предусматривает, что кандидат обязан составить список лиц, осуществлявших сбор подписей избирателей, по форме, установленной Центральной избирательной комиссией Российской Федерации. В списке указываются сведения о каждом лице, осуществлявшем сбор подписей избирателей: фамилия, имя и отчество, дата рождения, адрес места жительства, серия, номер и дата выда­чи паспорта или документа, заменяющего паспорт гражданина, наименование или код выдавшего его органа, а также ставится подпись лица, осуществлявшего сбор подписей избирателей. Сведения о лицах, осуществлявших сбор подписей избирате­лей, и подписи этих лиц в указанном списке удостоверяются нотариально.

В ЦИК России при представлении документов для регис­трации кандидата не был представлен список лиц, осущест­влявших сбор подписей в Тверской области. По результатам проверки подписных листов, отобранных для первоначальной проверки, недействительными были признаны 32 009 подписей, поскольку список лиц, осуществлявших сбор подписей в под­держку кандидата, не содержит данных о сборщиках (Тверская область).

Положения пункта 20 статьи 38 Федерального закона «О вы­борах Президента Российской Федерации» предусматривают, что при несоблюдении требований настоящего Федерального закона к оформлению документов, представленных в Центральную из­бирательную комиссию Российской Федерации в соответствии со статьей 34 или 35, с подпунктами 1.1—4 пункта 1 статьи 37 настоящего Федерального закона, Центральная избирательная комиссия Российской Федерации не позднее чем за три дня до дня ее заседания, на котором должен рассматриваться вопрос о регистрации соответствующего кандидата, извещает об этом кандидата, политическую партию, выдвинувшую кандидата. Не позднее чем за один день до дня указанного заседания соответ­ствующий кандидат вправе вносить уточнения и дополнения в документы, содержащие сведения о нем, а также в иные доку­менты, представленные в Центральную избирательную комис­сию Российской Федерации в соответствии со статьей 34 или 35, с подпунктами 1.1—4 пункта 1 статьи 37 настоящего Федеральногозакона, в целях приведения указанных документов в соответствие с требованиями настоящего Федерального закона, в том числе к их оформлению.

Представление после проведенной проверки подписных лис­тов дополнительных сведений о сборщиках подписей по Твер­ской области не может рассматриваться как уточнение или до­полнение ранее представленного списка лиц, осуществлявших сбор подписей избирателей по Тверской области, т. к. таковой изначально не представлялся кандидатом на должность Прези­дента Российской Федерации.

Решение Центральной избирательной комиссии Российской Федерации об отказе в регистрации кандидата может быть от­менено Верховным Судом Российской Федерации по заявлению кандидата, в отношении которого вынесено такое решение, если будет установлено, что решение было принято Центральной из­бирательной комиссией Российской Федерации с нарушением требований, предусмотренных пунктом 2 статьи 39 Федерального закона «О выборах Президента Российской Федерации», иных требований, предусмотренных настоящим Федеральным зако­ном, Федеральным законом «Об основных гарантиях избиратель­ных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» (пункт 4 статьи 84).

Поскольку в судебном заседании таких нарушений не уста­новлено, заявленные требования Касьянова М.М. не подлежат удовлетворению.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 194, 195, 198, 261 ГПК РФ, Верховный Суд Российской Федерации

решил:

заявление Касьянова Михаила Михайловича об отмене По­становления Центральной избирательной комиссии Россий­ской Федерации от 27 января 2008 года № 92/710-5 «Об отказе Михаилу Михайловичу Касьянову в регистрации кандидатом на должность Президента Российской Федерации» и обязании Цен­тральную избирательную комиссию Российской Федерации заре­гистрировать кандидатом на должность Президента Российской Федерации М.М. Касьянова — оставить без удовлетворения.

Решение может быть обжаловано в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение пяти дней со дня принятия судом решения.

Судья Верховного Суда
Российской Федерации Н.С. Романенков

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № KACQ8-96

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 15 февраля 2008 г.

Кассационная коллегия
Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Федина А.И.
членов коллегии Манохиной Г.В., Хомчика В.В.
с участием прокурора Масаловой Л.Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Касьянова Михаила Михайловича об отме­не постановления Центральной избирательной комиссии РФ от 27 января 2008 г. № 92/710-5 «Об отказе Михаилу Михайловичу Касьянову в регистрации кандидатом на должность Президента Российской Федерации» и обязании Центральную избирательную комиссию РФ зарегистрировать кандидатом на должность Президента РФ М.М. Касьянова по кассационной жалобе Ка­сьянова М.М. на решение Верховного Суда РФ от 5 февра­ля 2008 г., которым в удовлетворении заявленного требования отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федера­ции Федина А.И., объяснения представителей Касьянова М.М. — адвоката Прохорова В.Ю. и Каткова Д.Б., поддержавших доводы кассационной жалобы, объяснения представителей Центральной избирательной комиссии РФ Соломонидиной И.О., Кисина А.А. и Петухова А.И., возражавших против удовлетворения касса­ционной жалобы, выслушав заключение прокурора Масало­вой Л.Ф., полагавшей кассационную жалобу не подлежащей удовлетворению, Кассационная коллегия

установила:

постановлением Центральной избирательной комиссии РФ от 27 января 2008 г. № 92/710-5 Касьянову Михаилу Михай­ловичу было отказано в регистрации кандидатом на должность Президента РФ по мотиву выявления более 5% недостоверных и недействительных подписей избирателей от общего количества подписей избирателей, отобранных для проверки.

Касьянов М.М. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением об отмене данного постановления Центральной избирательной комиссии РФ и об обязании ко­миссию зарегистрировать его кандидатом на должность Прези­дента РФ, сославшись на незаконность этого постановления и неправомерность признания ЦИК РФ недействительными под­писей избирателей.

Верховный Суд Российской Федерации постановил приве­денное выше решение.

В кассационной жалобе Касьянов М.М. ставит вопрос об отмене судебного решения, ссылаясь на неправильное при­менение судом норм материального закона и несоответствие выводов суда установленным по делу обстоятельствам, а также на неправильное определение юридически значимых обстоя­тельств.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия не находит оснований к от­мене судебного решения.

В соответствии с подпунктом 3 пункта 2 статьи 39 Федераль­ного закона «О выборах Президента Российской Федерации» вы­явление 5 и более процентов недостоверных и недействительных подписей от общего количества подписей избирателей, отобран­ных для проверки (если сбор подписей избирателей необходим), является основанием отказа кандидату в регистрации.

Согласно пункту 4 ст. 38 этого закона проверке подлежат не менее 20 процентов подписей от необходимого для регис­трации количества подписей избирателей в поддержку выдви­жения каждого кандидата и соответствующих им сведений об избирателях, содержащихся в подписных листах.

Согласно пунктам 15 и 16 ст. 38 данного Закона если ко­личество выявленных при выборочной проверке недостовер­ных и недействительных подписей избирателей составит 5 и более процентов от общего количества подписей, отобранных для проверки, проводится дополнительная проверка в установ­ленном настоящей статьей порядке еще не менее 10 процентов подписей от необходимого для регистрации количества под­писей избирателей; если суммарное количество недостоверных и недействительных подписей избирателей, выявленных при выборочной проверке, составит 5 и более процентов общего количества подписей, подлежащих проверке в соответствии с пунктами 5 и 15 настоящей статьи, дальнейшая проверка •подписных листов прекращается и регистрация кандидата не производится.

Из материалов дела следует, что из представленных канди­датом М.М. Касьяновым в ЦИК РФ 2 063 666 подписей изби­рателей для первоначальной проверки в соответствии с пунк­том 5 ст. 38 приведенного Федерального закона было отобрано 400 000 подписей избирателей.

В результате такой проверки было признано недействитель­ными и недостоверными 62 265 подписей, что составило 15,57% от 400 000 подписей.

В связи с этим ЦИК РФ в полном соответствии с пунктом 15 статьи 38 Федерального закона провела дополнительную провер­ку дополнительно отобранных 200 000 подписей избирателей.

Согласно итоговому протоколу проверки подписных листов с подписями избирателей из 600 000 подписей, подвергнутых проверке недостоверными (недействительными) было признано (после уточнения и зачета 114 подписей) окончательно 80 147 подписей, что составило 13,36 процента.

При таких обстоятельствах Верховный Суд Российской Фе­дерации пришел к правильному выводу об обоснованности и за­конности постановления Центральной избирательной комиссии РФ от 27 января 2008 г. об отказе М.М. Касьянову в регистрации кандидатом на должность Президента РФ.

Судом первой инстанции была тщательно проверена обосно­ванность и законность признания 80 147 подписей избирателей недействительными и недостоверными (недостоверными при­знаны всего лишь до 300 подписей). При этом Верховный Суд Российской Федерации правильно применил нормы как мате­риального, так и процессуального права.

Так, в частности, недействительными по коду № 2 признаны 1336 подписей, содержащихся в подписных листах, в которых не были указаны субъекты Российской Федерации, на территории которых осуществлялся сбор подписей избирателей, тогда как ут­вержденная Федеральным законом (приложение № 1 к Федераль­ному закону «О выборах Президента Российской Федерации») форма подписного листа предусматривает необходимость такого указания.

Довод в кассационной жалобе о неправильном применении судом норм избирательного закона при проверке правомерности признания ЦИК РФ недействительными указанных 1336 подпи­сей несостоятелен.

Согласно части 4 статьи 81 Конституции РФ порядок выбо­ров Президента Российской Федерации определяется федераль­ным законом.

В кассационной жалобе Касьянов М.М. ссылается на то, что пункт 11 статьи 38 Федерального закона «О выборах Президента Российской Федерации» не содержит такого основания для признания недействительными подписей избирателей, как не­соблюдение требований закона по оформлению самого подпис­ного листа (в рассматриваемом случае - обязанность указывать в подписном листе субъект РФ, на территории которого осущест­вляется сбор подписей).

Действительно, в указанной норме закона отсутствует такое основание для признания подписей недействительными (под­пункт 11 пункта 11 статьи 38 Федерального закона «О выборах Президента Российской Федерации» предписывает признавать недействительными все подписи избирателей в подписном лис­те, изготовленном (а не оформленном) с несоблюдением требо­ваний, установленных приложениями 1 и 2 к настоящему Феде­ральному закону).

Однако порядок выборов Президента РФ регулируется поми­мо норм Федерального закона «О выборах Президента Россий­ской Федерации» так же и нормами Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации». Согласно же под­пункту 44 статьи 2 ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав...» подпись, собранная с нарушением порядка сбора подписей избирателей, участников референдума и (или) оформления подписного листа, является недействительной.

По этим же мотивам Кассационная коллегия не может согла­ситься с доводом в кассационной жалобе об отсутствии основа­ний для признания недействительными 46 подписей, в которых дата подписи кандидата (доверенного лица) указана раньше даты подписи сборщика (по коду № 24) и 434 подписей, когда дата подписи сборщика указана ранее даты подписи избирателя (по коду № 25).

Поскольку согласно подпункту 44 статьи 2 ФЗ «Об основ­ных гарантиях избирательных прав...» нарушение порядка сбора подписей избирателей (предусмотренного пунктом 12 статьи 36 ФЗ «О выборах Президента Российской Федерации») является основанием для признания недействительными подписей, со­бранных с таким нарушением, Верховный Суд Российской Фе­дерации правильно применил нормы избирательного закона при проверке подписей по кодам №№ 24, 25 и 29.

Несостоятелен довод в кассационной жалобе о неправильном применении судом норм избирательного законодательства и при проверке порядка признания недействительными 4 411 подписей в подписных листах, в которых отсутствует подпись кандидата, доверенного лица (по коду №31)и138 подписей в подписных листах, в которых не указана дата учинения подписи кандидата, доверенного лица (по коду № 32).

В обоснование данного довода Касьянов М.М. сослался на то, что доверенные лица кандидата обращались в ЦИК РФ с просьбой о предоставлении возможности внесения в подписные листы необходимых уточнений и дополнений, однако избира­тельная комиссия необоснованно (по мнению Касьянова М.М.) не предоставила такой возможности.

Кассационная коллегия не может согласиться с изложенным - заявителем утверждением, поскольку согласно смысловому со­держанию пункта 20 статьи 38 ФЗ «О выборах Президента Рос­сийской Федерации» не позднее чем за один день до, дня -засе­дания ЦИК РФ, на котором должен рассматриваться вопрос о регистрации соответствующего кандидата, последний не вправе вносить уточнения и дополнения в документы, представленные в Центральную избирательную комиссию РФ в соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 37 Федерального закона (подпис­ные листы с подписями избирателей в поддержку выдвижения кандидата).

В кассационной жалобе оспаривается также вывод Верхов­ного Суда Российской Федерации о правомерности признания ЦИК РФ недействительными 4 279 подписей в подписных листах, в которых сборщик подписей при заполнении сведений об адресе своего места жительства не указал наименование субъ­екта Российской Федерации (по коду № 45) и 6 821 подписей в подписных листах, в которых содержатся неполные данные о сборщике (по коду № 43).

Однако при проверке правильности признания ЦИК РФ не­действительными подписей избирателей по кодам 45 и 43 Вер­ховный Суд РФ, по мнению Кассационной коллегии, правильно применил нормы избирательного закона.

Пунктом 12 статьи 36 Федерального закона «О выборах Пре­зидента Российской Федерации» определен объем сведений, под­лежащих внесению лицом, осуществлявшим сбор подписей. Со­гласно этой норме лицо, осуществлявшее сбор подписей, заверяя этот лист, должен указывать в нем свои фамилию, имя и отчест­во, дату рождения, адрес места жительства, указанный в паспорте или документе, заменяющем паспорт гражданина, серию, номер и дату выдачи паспорта или документа, заменяющего паспорт с указанием наименования или кода, выдавшего его органа.

В соответствии же с подпунктом 5 статьи 2 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав...» термин «адрес места жительства» определяется таким образом: «адрес (наименование субъекта Российской Федерации, района, город, иного населенного пункта, улицы, номера дома и квартиры), по которому гражданин Российской Федерации зарегистрирован по месту жительства в органах регистрационного учета граждан по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации».

В соответствии с пунктом 2 статьи 2 Федерального закона «О выборах Президента Российской Федерации» основные понятия и термины, используемые в Федеральном законе «О выбо­рах Президента Российской Федерации», применяются в том же значении, что и в Федеральном законе «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», если иное не предусмотрено Федераль­ным законом «О выборах Президента Российской Федерации». Иного определения термина «адрес места жительства» Федераль­ный закон «О выборах Президента Российской Федерации» не предусматривает

Таким образом, неуказание лицом, осуществлявшим сбор подписей, в подписном листе в адресе места жительства наиме­нования субъекта Российской Федерации, в котором располо­жено место его жительства, а равно неуказание иных требуемых в соответствии с пунктом 12 статьи 36 Федерального закона «О выборах Президента Российской Федерации» реквизитов, являлось основанием для применения подпункта 8 пункта 11 статьи 38 Федерального закона «О выборах Президента Россий­ской Федерации», в результате чего соответствующие подписи обоснованно, как указал суд первой инстанции, были признаны недействительными.

Ссылка заявителя в кассационной жалобе на то, что недоста­точность сведений в подписных листах о каждом лице, осущест­влявшем сбор подписей, могла быть дополнена сведениями из нотариально заверенного списка сборщиков подписей, несостоя­тельна, поскольку не основанана законе и противоречит прин­ципу равенства всех участников избирательного процесса.

Нельзя признать обоснованным и довод в кассационной жа­лобе о неправильном применении Верховным Судом Российской Федерации норм избирательного закона при проверке правомер­ности признания ЦИК РФ недействительными 31 991 подписи избирателей в подписных листах, заверенных осуществлявшими сбор подписей лицами, не внесенными в список, составленный в соответствии с пунктом 8.1 статьи 36 Федерального закона «О выборах Президента РФ» (по коду № 49).

Основание для признания недействительными таких подпи­сей избирателей предусмотрено подпунктом 12 пункта 11 ста­тьи 38 Федерального закона.

Пунктом 81 статьи 36 Федерального закона «О выборах Президента Российской Федерации» предусмотрено, что кан­дидат обязан составить список лиц, осуществлявших сбор подписей избирателей., по форме? установленной Центральной избирательной комиссией Российской Федерации. В списке указываются сведения о каждом лице, осуществлявшем сбор подписей избирателей: фамилия, имя и отчество, дата рожде­ния, адрес места жительства, серия, номер и дата выдачи пас­порта или документа, заменяющего паспорт гражданина, на­именование или код выдавшего его органа, а также ставится подпись лица, осуществлявшего сбор подписей избирателей* Сведения о лицах, осуществлявших сбор подписей избирате­лей, и подписи этих лиц в указанном списке удостоверяются нотариально.

Как следует из материалов дела (и это не оспаривается заявителем) при представлении в ЦИК РФ документов для регистрации кандидата Касьянова М.М. не был представлен список лиц, осуществлявших сбор подписей избирателей на территории Тверской области (по данному субъекту России и была собрана 31 991 подпись).

Довод в кассационной жалобе о том, что ЦИК РФ не вправе была отказывать в приеме дополнительно представленного кандидатом в предусмотренный законом срок списка лиц, осущест­влявших сбор подписей избирателей на территории Тверской области, Кассационная коллегия считает необоснованным, а вывод суда первой инстанции о неприменении к рассматриваемому вопросу положения пункта 20 статьи 38 Федерального закона «О выборах Президента Российской Федерации» — пра­вильным.

В соответствии с этой нормой Закона не позднее чем за один день до дня заседания Центральной избирательной комис­сии Российской Федерации, на котором должен рассматривать­ся вопрос о регистрации кандидата, кандидат вправе вносить уточнения и дополнения в документы, содержащие сведения о нем, а также в иные документы, представленные в Централь­ную избирательную комиссию Российской Федерации в соот­ветствии со статьей 34 или 35, с подпунктами l1—4 пункта 1 ста­тьи 37 Федерального закона «О выборах Президента Российской Федерации», в целях приведения указанных документов в соот­ветствие с требованиями указанного Федерального закона, в том числе к их оформлению.

Из смысла приведенной нормы закона определенно следует, что соответствующие уточнения и дополнения кандидат вправе вносить в установленный законом срок лишь в представленные документы (в частности» в список лиц, осуществлявших сбор подписей избирателей).

Поскольку список лиц, осуществлявших сбор подписей избирателей по Тверской области, не был представлен изна­чально наряду с другими документами, невозможно уточнять и дополнять ту часть общего списка, которая в действительности отсутствует.

При таких обстоятельствах не имеет правового значения то обстоятельство, что Федеральный закон и подзаконные акты ЦИК РФ определяют список лиц, осуществлявших сбор подпи­сей избирателей, как единый документ.

Как обоснованно пояснили на заседании Кассационной коллегии представители ЦИК РФ, лишь представленный пер­воначально полный список «сборщиков» согласно п. 20 ст. 38 Федерального закона можно дополнять указанием каких-либо его реквизитов, в частности, подписью нотариуса, уточнять ад­рес «сборщика» при наличии противоречий в указаниях адреса в списке и подписных листах, заверенных этим лицом.

Как следует из материалов дела, именно о таких нарушени­ях и недостатках в списке лиц, осуществлявших сбор подписей, ЦИК РФ своевременно извещал кандидата Касьянова М.М.

Поэтому и при проверке законности признания недействи­тельными указанных 31 991 подписи Верховный Суд Российской Федерации дал правильное толкование положениям п. 20 ст. 38 Федерального закона «О выборах Президента Российской Феде­рации», придя к выводу о неприменении их (положений закона) к признанию недействительными 31 991 подписи (по коду 49).

Иное толкование приведенной нормы Федерального закона противоречило бы и предусмотренным п. 20 ст. 38 Федерального закона целям внесения уточнений и дополнений в представлен­ный в ЦИК РФ список лиц, осуществлявших сбор подписей, а именно: приведение документа в соответствие с требования­ми настоящего Федерального закона, в том числе к их оформ­лению.

При разрешении настоящего спора Верховный Суд Рос­сийской Федерации руководствовался нормами федерального закона и не применял положений распоряжения Председателя Центральной избирательной комиссии РФ от 21 декабря 2007 г. № 255-Р.

Центральная избирательная комиссия РФ правомерно ис­пользовала приведенное распоряжение лишь в качестве техни­ческого документа (каковым оно по существу и является) для упорядочения процедуры самой проверки представленных под­писных листов и других документов.

В связи с этим довод заявителя в кассационной жалобе о не­правомерности использования ЦИК РФ данного акта по мотиву отсутствия официального опубликования его для всеобщего све­дения несостоятелен.

Фактические же обстоятельства (количество подписных лис­тов, в которых отсутствовало указание субъекта Российской Фе­дерации; количество подписей, выполненных не избирателем; количество подписных листов, данные о сборщике и избирателе в которых внесены другими лицами; количество подписных лис­тов, на которых отсутствовали подписи кандидата, доверенного лица и другие данные) заявитель и его представители не оспа­ривали ни в суде первой инстанции, ни на заседании Кассаци­онной коллегии.

Не может согласиться Кассационная коллегия и с доводом в кассационной жалобе о том, что ЦИК РФ, а также Верховный Суд Российской Федерации при проверке подлинности подписей избирателей и при истолковании положений Закона учитывали преимущественно требования, предъявляемые к оформлению подписных листов и других документов, тогда как (по мнению заявителя) следовало предпочтение отдавать факту поддержки кандидата более 2 млн. избирателей.

Как отмечалось выше, Федеральный закон связывает воз­можность регистрации кандидата на должность Президента РФ рядом требований, в том числе и формального характера, что соответствует принципу равного избирательного права, в том числе и для граждан, реализующих свое пассивное избиратель­ное право.

По изложенным мотивам кассационная жалоба удовлетворе­нию не подлежит.

Руководствуясь ст.ст. 360, 361 Гражданского процессуального кодекса РФ, Кассационная коллегия Верховного Суда Россий­ской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 5 фев­раля 2008 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу Ка­сьянова Михаила Михайловича — без удовлетворения.

Председательствующий А.И. Федин
Члены коллегии Е.В. Манохина
В.В. Хомчик

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 20-Г07-4

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 27 февраля 2006 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Пирожкова В.Н.
судей Еременко Т.И.
Харламова А.В.

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационной жалобе Дагестанского регионального отделения политической партии «Партия Национального Возрождения «Народная Воля» об отмене решения Верховного суда Республики Дагестан от 12 февраля 2007 г., которым отказано в удовлетворении заявле­ния о признании незаконным постановления Избирательной ко­миссии Республики Дагестан от 2 февраля 2007 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Феде­рации Пирожкова В.Н., объяснения представителей региональ­ного отделения политической партии «Партия Национального Возрождения «Народная Воля» Раджабова МА, Дагирова М.Н., Гаджимурадовой П.М., Сигунова В.Н., Байсалтанова Б.Э., поддержавших доводы жалобы, возражения, председателя Из­бирательной комиссии Республики Дагестан Халитова М.Г., заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Селяни-ной Н.Я., полагавшей решение оставить без изменения, Судеб­ная коллегия

установила:

Постановлением Избирательной комиссии Республики Да­гестан от 2 февраля 2007 г. отказано в регистрации республи­канского списка кандидатов в депутаты Народного Собрания Республики Дагестан, выдвинутого избирательным объедине­нием Дагестанское региональное отделение политической пар­тии «Партия Национального Возрождения «Народная Воля».

Оспаривая законность постановления, региональное отделе­ние партии обратилось в суд с заявлением об отмене этого по­становления.

Указанным решением Верховного суда Республики Дагестан в удовлетворении заявления отказано.

Региональное отделение политической партии «Партия На­ционального Возрождения «Народная Воля» в кассационной жалобе просит отменить решение и принять по делу новое решение.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы. Судебная коллегия не находит оснований для отмены решения.

Так, оспариваемым постановлением отказано в регистрации республиканского списка кандидата, выдвинутого указанным ре­гиональным отделением, в частности, в виду установления более десяти процентов недействительных подписей избирателей от общего количества подписей, отобранных для проверки.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд правильно ис­ходил из того, что при принятии постановления об отказе в ре­гистрации списка кандидатов, избирательной комиссией были соблюдены требования Федерального закона «Об основных га­рантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» (подпункт «г» п. 25 ст. 38 зако­на) и Закона Республики Дагестан «О выборах депутатов Народ­ного Собрания Республики Дагестан» (п. 4 ч. 3 ст. ЗУ закона).

При этом суд установил, что из 5248 отобранных для про™ верки подписей избирателей, 2446 подписей были признаны не­действительными, что составило 46,6%.

Порядок отбора подписей для проверки, их проверка и ус­тановление недействительных подписей соответствуют избира­тельному законодательству

Доводы регионального отделения о том, что исследование подписей специалистами проводилось не в криминалистической лаборатории, а в помещении избирательной комиссии, не свиде­тельствуют о нарушении каких-либо правовых норм. Более то­го, избирательный закон Республики Дагестан не устанавливает место проведения исследования подписных листов с подписями избирателей. Не установлены законом и какие-либо нормативы проверки подписных листов. Доводы, содержащиеся в касса­ционной жалобе о том, что такое количество подписей невоз­можно проверить за один день, являются предположением.

Не нашли подтверждения и факты оказания давления на изби­рательную комиссию с целью принятия ею указанного решения.

При таких обстоятельствах судом не установлено нарушений избирательного законодательства, которые бы могли служить основанием для признания незаконным постановления избира­тельной комиссии, отказавшей в регистрации списка кандида­тов, выдвинутого региональным отделением политической пар­тии «Партия Национального Возрождения «Народная Воля».

Отсутствуют так же установленные ст.ст. 362—364 ГПК РФ основания для отмены решения Верховного Суда Республики Дагестан.

Руководствуясь ст. 360, 361 ГПК РФЭ Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Республики Дагестан от 12 февра­ля 2007 г. оставить без изменения3 кассационную жалобу Даге­станского регионального отделения политической партии «Пар­тия Национального Возрождения «Народная Воля» — без удов­летворения.

Председательствующий В.Н. Пирожков
Судьи Т.И. Еременко
А..В. Харланов

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 78-Г07-13

 ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва «5» марта 2007 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Пирожкова В.Н.
судей Соловьева В.Н.
Еременко Т.И.,

рассмотрела в судебном заседании дело по заявлению Регио­нального отделения политической партии «Социалистическая единая партия России) в Санкт-Петербурге об отмене реше­ния Санкт-Петербургской избирательной комиссии № 77-1.2 от 26 января 2007 г. об отказе в регистрации списка кандидатов в де­путаты Законодательного Собрания Санкт-Петербурга четверто­го созыва избирательного объединения Региональное отделение политической партии «Социалистическая единая партия России» в Санкт-Петербурге и обязании зарегистрировать список канди­датов в депутаты Законодательного Собрания Санкт-Петербурга четвертого созыва, выдвинутого Региональным отделением по­литической партии «Социалистическая единая партия России» в Санкт-Петербурге.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федера­ции Соловьева В.Н., объяснения представителей Санкт-Петер­бургской избирательной комиссии Громова А.В., Суворовой А.С., представителей Регионального отделения политической партии «Социалистическая единая партия России) в Санкт-Петербурге Кондэ П.В. и Карелина В.В., представителя Центральной из­бирательной комиссии Воронина Д.Ю., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Кротова В.А,Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Рос­сийской Федерации

установила:

Постановлением Законодательного Собрания Санкт-Петер­бурга № 594 от 6 декабря 2006 г. «О дне голосования на выборах в Законодательное Собрание Санкт-Петербурга четвертого созыва» назначена дата голосования на выборах в Законодательное Со­брание Санкт-Петербурга четвертого созыва на 11 марта 2007 г Указанное постановление официально опубликовано в газете «Санкт-Петербургские ведомости» 8 декабря 2006 г. и вступило в законную силу со дня опубликования.

Санкт-Петербургским региональным отделением политиче­ской партии «Социалистическая единая партия России» в Санкт-Петербурге в поддержку списка кандидатов в Санкт-Петербург­скую избирательную комиссию представлены документы: под­писные листы с подписями избирателей в количестве 111 папок, содержащих 11 020 подписных листов с подписями избирателей в количестве 39 858, что подтверждается справкой Санкт-Петер­бургской избирательной комиссии от 17.01.2007 г.

Согласно протоколу от 17.01.2007 г. проведения случайной выборки (жеребьевки) для определения 20% подписей избира­телей, подлежащих проверке, из 39 858 отобраны 7971.

Решением Санкт-Петербургской избирательной комиссии № 77-1.2 от 26 января 2007 г. отказано в регистрации списка кан­дидатов в депутаты Законодательного Собрания Санкт-Петер­бурга четвертого созыва, выдвинутого Региональным отделением политической партии «Социалистическая единая партия России» в Санкт-Петербурге по тем основаниям, что из проверенных 7951 подписи недостоверными и недействительными были признаны 2465 подписей, или 30,92%.

Не соглашаясь с этим, Региональное отделение политической партии «Социалистическая единая партия России» в Санкт-Пе­тербурге обратилось в суд с заявлением об отмене указанного решения избирательной комиссии и обязании ее произвести ре­гистрацию списка кандидатов от этой партии.

В обоснование заявленных требований представители Регио­нального отделения сослались на то, что Санкт-Петербургская из­бирательная комиссия незаконно привлекла Управление Федераль­ной миграционной службы по Санкт-Петербургу и Ленинградской области (УФМС) к процедуре проверки достоверности собранных подписей, т. к., по их мнению, УФМС является ненадлежащей ор­ганизацией для осуществления проверки подписей. Кроме того? они полагали, что отсутствие надлежаще оформленных документов (справок) УФМС не позволяет сделать вывод об объективности и достоверности сведений, положенных в основу оспариваемого ре­шения Санкт-Петербургской избирательной комиссии,

Также незаконно избирательная комиссия привлекла, по их мнению, к проверке подписей избирателей экспертов из числа специалистов органов внутренних дел. Представленные ими заключения составлены с нарушением требований Федераль­ного закона № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». В заключениях отсут­ствуют данные о ходе, методах и результатах исследований, что, по мнению заявителей, не позволяет сделать какой-либо вывод об объективности сведений, предоставленных экспертами-спе­циалистами городской избирательной комиссии.

Представители Регионального отделения «Социалистическая единая партия России» в Санкт-Петербурге также ссылались на то, что Санкт-Петербургская избирательная комиссия наруши­ла их право на присутствие при проведении проверки, так как надлежаще не известила о дате, месте и времени проводимых проверок, чем нарушила действующее законодательство.

Представители Санкт-Петербургской избирательной комис­сии по доверенностям Громов А.В. и Суворова А.С. полагали заявленные требования необоснованными и не подлежащими удовлетворению.

Решением Санкт-Петербургского городского суда от 19 февра­ля 2007 г. заявление Регионального отделения политической пар­тии «Социалистическая единая партия России» в Санкт-Петер­бурге об отмене решения Санкт-Петербургской избирательной комиссии № 77-1.2 от 26 января 2007 г. об отказе в регистра­ции списка кандидатов в депутаты Законодательного Собрания Санкт-Петербурга четвертого созыва избирательного объедине­ния Регионального отделения политической партии «Социали­стическая единая партия России» в Санкт-Петербурге и обязании зарегистрировать список кандидатов в депутаты Законодательно­го Собрания Санкт-Петербурга четвертого созыва, выдвинутого Региональным отделением политической партии «Социалистиче­ская единая партия России» в Санкт-Петербурге, удовлетворено.

Суд обязал Санкт-Петербургскую избирательную комиссию зарегистрировать список кандидатов в депутаты Законодательно­го Собрания Санкт-Петербурга четвертого созыва, выдвинутого Региональным отделением политической партии «Социалисти­ческая единая партия России» в Санкт-Петербурге.

Указанное решение суд привел к немедленному исполнению.

В кассационных жалобах (основной и дополнительной) из­бирательной комиссией ставится вопрос об отмене решения су­да как вынесенного необоснованно, в силу ошибочной оценки установленных обстоятельств и неправильного применения норм избирательного законодательства.

Проверив материалы дела, изучив доводы кассационных жа­лоб. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит решение Санкт-Петербургского городского суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 статьи 23 Закона Санкт-Петербурга «О выборах депутатов Законодательного Собрания Санкт-Пе­тербурга» в поддержку выдвижения списков кандидатов могут собираться подписи избирателей в порядке, который определя­ется Федеральным законом и настоящим Законом Санкт-Петер­бурга. Количество указанных подписей, которое необходимо для регистрации списка кандидатов, составляет 1 процент от числа избирателей, зарегистрированных на территории единого изби­рательного округа.

Согласно п. 2 статьи 26 Закона Санкт-Петербурга «О выбо­рах депутатов Законодательного Собрания Санкт-Петербурга» Санкт-Петербургская избирательная комиссия в течение десяти дней обязана проверить соответствие порядка выдвижения спис­ка кандидатов требованиям закона и принять решение о регист­рации списка кандидатов либо об отказе в регистрации.

В силу подпункта «г» п. 4 статьи 26 Закона Санкт-Петербур­га «О выборах депутатов Законодательного Собрания Санкт-Пе­тербурга» основанием отказа в регистрации списка кандидатов является недостаточное количество достоверных подписей из­бирателей, представленных для регистрации списка кандидатов, либо выявление 10 и более процентов недостоверных и (или) недействительных подписей избирателей от общего количества подписей избирателей, отобранных для проверки, если иное не установлено федеральным законом.

Как установлено судом по делу, отказывая в регистрации списка кандидатов в депутаты Законодательного Собрания Санкт-Петербурга четвертого созыва, выдвинутого Региональным отде­лением политической партии «Социалистическая единая партия России» в Санкт-Петербурге избирательная комиссия в решении № 77-1.2 от 26 января 2007 г. указала, что из проверенных 7951 подписи недостоверными и недействительными являются 2465, или 30,92% подписей.

Этот вывод Санкт-Петербургской избирательной комиссии основан на результатах, полученных в ходе проверки сведений о кандидатах в депутаты, включенных в соответствующий список кандидатов, при сборе подписей, оформлении подписных лис­тов, а также достоверности сведений об избирателях и подписей избирателей, содержащихся в подписных листах.

Согласно п. 12 ст. 24 Закона Санкт-Петербурга обнаружение среди представленных подписей избирателей 10 и более процен­тов недостоверных и недействительных подписей избирателей или недостаточного для регистрации соответствующего списка кандидатов количества подписей избирателей является основа­нием для отказа в регистрации списка кандидатов.

Не соглашаясь с выводами избирательной комиссии, суд пришел к выводу о том, что как ведомости проверки подпис­ных листов, так и итоговый протокол не отвечают требованиям п. 10 ст. 24 Закона Санкт-Петербурга, являются незаконными, а поэтому не могли служить, основанием к принятию решения № 77-1.2 от 26.01.2007 г. об отказе в регистрации списка канди­датов в депутаты Законодательного Собрания Санкт-Петербурга четвертого созыва, выдвинутого Региональным отделением по­литической партии «Социалистическая единая партия России» в Санкт-Петербурге.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает указанный вывод суда ошибоч­ным по следующим основаниям.

Критически относясь к заключениям экспертов, суд указыва­ет, что действующее законодательство предусматривает возмож­ность использования заключения экспертов, привлеченных к работе- избирательной комиссией, но в этом случае заключе­ния указанных специалистов должны быть подготовлены в со­ответствии с их компетенцией, установленной действующим за­конодательством. Ни одно из заключений не содержит ссылки на компетенцию специалиста и на то, что они подготовлены в соответствии с их компетенцией, установленной действующим законодательством. Более того, суд согласился с доводами зая­вителя и его представителей, что представленные заключения экс­пертов не дают возможности проверить обоснованность и до­стоверность сделанных выводов из-за отсутствия в них сведений исследовательской части (л.д. 113—167).

Поставив под сомнение компетенцию экспертов, привле­ченных к проверке подписных листов, суд оставил по существу без внимания и соответствующей оценки имеющиеся в деле све­дения об этом.

Между тем, указанные эксперты являются сотрудниками экспертно-криминалистического центра ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области, имеют специальные звания и аттестова­ны в качестве экспертов. Распоряжением начальника ГУВД все они (9 человек) были направлены в городскую избирательную комиссию в качестве экспертов-почерковедов для проверки под­писных листов.

О правомерности направления указанных лиц для работы в избирательной комиссии свидетельствуют следующие суждения суда.

В судебном заседании установлено, что согласно письму Санкт-Петербургской избирательной комиссии № 01-12/46 и от 15.01.07 г. (л.д. 225) распоряжением начальника ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области № 8 от 18 января 2007 г. направлены с 17.01.2007 г. в городскую избирательную комиссию эксперты-почерковеды (согласно приложению) для проверки подписных листов. Право подписи справок о результатах про­верок достоверности сведений, указанных в подписных листах, начальник ГУВД предоставил начальнику ЭКЦ ГУВД Тимофее­ву A.M. (л.д. 226).

Таким образом, доводы заявителя о том, что привлечение Санкт-Петербургской избирательной комиссией специалистов экспертов-почерковедов ГУВД Санкт-Петербурга и Ленин­градской области к проверке подписных листов незаконно, суд полагает основанными на ошибочном толковании норм закона. Группа специалистов имела полномочия по проверке достовер­ности подписей.

Согласно п. 7 ст. 24 Закона Санкт-Петербурга «О выборах де­путатов Законодательного Собрания Санкт-Петербурга» заклю­чения указанных специалистов, подготовленные в соответствии с их компетенцией, установленной действующим законодатель­ством, могут служить основанием для признания недостовернос­ти содержащихся в подписных листах сведений об избирателях.

Действительно, в ходе судебного разбирательства установле­но и из представленных заключений на л.д. 113—167 усматрива­ется, что предметом исследований являлись папки с подписными листами. Заключения составлены на официальных бланках МВД России Главного Управления Внутренних дел по Санкт-Петер­бургу и Ленинградской области, подписи экспертов заверены печатью, в связи с чем, как полагал суд, заключения являются официальными документами, которые предусмотрены подпунк­том «а» п. 5 ст. 24 Закона Санкт-Петербурга.

Между тем, нельзя согласиться с выводом суда о том, что от­сутствие в заключениях экспертов «сведений исследовательской части» не позволяют проверить их обоснованность.

Из имеющихся в материалах дела заключений усматривается, что все они исполнены на бланке Экспертно-криминалистического центра, содержат необходимые реквизиты (регистрацион­ный номер, дату составления, подпись ответственного лица), сделанные выводы основаны на выявленных недостатках и на­рушениях порядка составления конкретных подписных листов. Отражая проведенный комплекс исследований, заключения со­держат непосредственное указание на то, в какой папке с под­писными листами, в каком листе и в какой строке фальсифици­рована подпись избирателя.

При этом все заключения содержат ссылки на то, каким об­разом это выполнено, в связи с чем сделан вывод о недостовер­ности подписи.

Допрошенные в судебном заседании эксперты Сысоева Л А. и Саханова Н.М. пояснили суду, как осуществлялась проверка и в силу каких причин делались выводы о недостоверности под­писей избирателей.

Таким образом, не имея иных сведений, касающихся экспер­тов, суд был не вправе ставить под сомнение и фактически давать оценку их компетенции. И как следствие этого опорочить сде­ланные ими выводы, отраженные в указанных заключениях.

В противоречие собственным суждениям суд совершенно обоснованно при этом отмечает, что право выводов и оценки результатов проверки предоставлено непосредственно избира­тельной комиссии, которая должна быть убеждена в достовер­ности представленных специалистами сведений и соответствия составленных документов требованиям закона.

Как видно по делу, сомнений в достоверности и обоснован­ности представленных экспертами сведений у избирательной ко­миссии Санкт-Петербурга не возникало.

Суд также не согласился с выводами Адресно-справочной служ­бы УФМС по Санкт-Петербургу и Ленинградской области о коли­честве подписей избирателей, признанных недействительными.

Критически рассматривая имеющиеся в деле справки указан­ной службы, суд указал, что они не содержат сведений, дающих основания для признания 1310 подписей избирателей недействи­тельными.

Между тем, допрошенные в судебном заседании представи­тели избирательной комиссии пояснили, что представленные УФМС сведения в изложенном варианте не вызвали у них сом­нений, эти же сведения в виде цифр отражены в справках УФМС за подписью Нуждиной (л.д. 105—112), что и послужило основа­нием к признанию 1310 подписей недействительными.

Как усматривается из указанных справок УФМС, они со­держат сведения о том, сколько и какие подписи избирателей (номер строки, подписного листа, папки) признаны не соответ­ствующими действительности.

В большинстве это ссылки на недостатки паспортных данных, указанных избирателями в подписном листе, несоответствие ад­реса места жительства, регистрация за пределами Санкт-Петер­бурга и другие.

С учетом этих обстоятельств кассационная инстанция не мо­жет согласиться с выводом суда о том, что избирательная комис­сия Санкт-Петербурга не располагала полными и конкретными данными, достаточными для признания 2465 подписей избира­телей недостоверными или недействительными.

В силу п. 10 статьи 24 Закона Санкт-Петербурга «О выборах депутатов Законодательного Собрания Санкт-Петербурга» по окончании проверки подписных листов составляется итоговый протокол, в котором указывается количество заявленных под­писей и количество проверенных подписей избирателей, а так­же количество подписей, признанных недостоверными и (или) недействительными, с указанием оснований (причин) призна­ния их таковыми. Указанная норма содержит и требования к ведомостям проверки подписных листов, в которых указывают­ся основания (причины) признания подписей избирателей не­достоверными и (или) недействительными с указанием номеров папки, подписного листа и строки в подписном листе, в которых содержится каждая из таких подписей.

Как усматривается из материалов дела, итоговый протокол проверки подписных листов, представленных Региональным отделением политической партии «Социалистическая единая партия России», соответствует указанным требованиям, так как содержит сведения, позволяющие сделать вывод о количестве представленных подписей, проверенных и признанных недо­стоверными или недействительными. В том числе с указанием оснований для таких выводов.

Более того, общее количество недействительных и недостоверных подписей избирателей, выявленных в ходе проверок, заявителями не оспаривалось. Судом также не опровергнуты вы­воды избирательной комиссии о превышении числа таких под­писей более 10 процентов от общего количества отобранных для проверки подписей избирателей.

Согласно п. 6 ст. 76 Федерального закона от 12.06.02 г. № 6У-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» ре­шение избирательной комиссии об отказе в регистрации списка кандидатов может быть отменено судом в случае, если будет ус­тановлено, что решение было принято с нарушением требова­ний, предусмотренных пунктами 24—26 статьи 38 Федерального закона, иных требований, установленных законом.

Поскольку судом не установлено указанных обстоятельств, то оснований к удовлетворению заявления Регионального отде­ления политической партии «Социалистическая единая партия России» в Санкт-Петербурге об отмене решения Санкт-Петер­бургской избирательной комиссии № 77-1.2 от 26 января 2007 г. об отказе в регистрации списка кандидатов в депутаты Законо­дательного Собрания Санкт-Петербурга четвертого созыва изби­рательного объединения Регионального отделения политической партии «Социалистическая единая партия России» в Санкт-Пе­тербурге и обязании зарегистрировать список кандидатов в депу­таты Законодательного Собрания Санкт-Петербурга четвертого созыва, выдвинутого Региональным отделением политической партии «Социалистическая единая партия России в Санкт-Пе­тербурге», не имелось.

При таких обстоятельствах решение Санкт-Петербургского городского суда от 19 февраля 2007 г. не может быть признано законным и обоснованным, в связи с чем подлежит отмене.

Одновременно Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает возможным, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новое реше­ние, которым отказать Региональному отделению «Социалисти­ческая единая партия России» в Санкт-Петербурге в удовлет­ворении заявленных требований, а также произвести поворот исполнения решения Санкт-Петербургского городского суда от 19 февраля 2007 г.

С учетом изложенного, руководствуясь ст.ст. 360, 361 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Санкт-Петербургского городского суда от 19 февра­ля 2007 г. отменить и принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении заявления Регионального отделения политиче­ской партии «Социалистическая единая партия России» в Санкт-Петербурге об отмене решения Санкт-Петербургской избиратель­ной комиссии № 77-1.2 от 26 января 2007 г. об отказе в регист­рации списка кандидатов в депутаты Законодательного Собрания Санкт-Петербурга четвертого созыва избирательного объединения Регионального отделения политической партии «Социалистиче­ская единая партия России» в Санкт-Петербурге.

Произвести поворот исполнения решения Санкт-Петербург­ского городского суда от 19 февраля 2007 г. в части обязания Санкт-Петербургской избирательной комиссии зарегистриро­вать список кандидатов в депутаты Законодательного Собрания Санкт-Петербурга четвертого созыва, выдвинутого Региональ­ным отделением политической партии «Социалистическая еди­ная партия России» в Санкт-Петербурге.

Председательствующий В.Н. Пирожков
Судьи В.Н. Соловьев
Т.И. Еременко

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 91-Г07-7

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 7 марта 2007 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего В.Н. Пирожкова
судей В.Б. Хаменкова
A.M. Маслова

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационной жа­лобе Савельева В.Е, на решение Псковского областного суда от 16 февраля 2007 года, которым ему отказано в удовлетворении заявления о признании незаконным постановления окружной избирательной комиссии от 8 февраля 2007 года № 13/14 «Об от­казе в регистрации кандидату в депутаты Псковского областного Собрания депутатов четвертого созыва по одномандатному изби­рательному округу № 9 Савельеву Владимиру Евгеньевичу».

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Фе­дерации Хаменкова В «Б., объяснения представителя Савелье­ва В.Е. — Матвеева А.В., поддержавшего доводы кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Селяниной Н.Я., полагавшей, что решение суда подлежит отме­не, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Постановлением Псковского областного Собрания депута­тов от 9 декабря 2006 года № 1606 назначены выборы депутатов Псковского областного Собрания депутатов четвертого созыва на 11 марта 2007 года.

Савельев В.Е., выдвинутый избирательным объединением политической партии «Справедливая Россия: Родина/Пенсио­неры/Жизнь», представил в окружную избирательную комиссию по выборам депутатов Псковского областного Собрания депута­тов четвертого созыва по одномандатному избирательному окру­гу № 9 документы для выдвижения и регистрации кандидатом в депутаты.

Постановлением окружной избирательной комиссии № 13/14 от 8 февраля 2007 года Савельеву В.Е. отказано в регистрации на основании подпункта «д» пункта 8 статьи 36 Избирательного ко­декса Псковской области в связи с недостаточностью количества представленных им для регистрации достоверных и действитель­ных подписей избирателей.

Не согласившись с данным постановлением, Савельев В.Е. обратился в суд с заявлением о защите избирательных прав, в котором просил обязать окружную избирательную комиссию за­регистрировать его кандидатом в депутаты Псковского област­ного Собрания депутатов четвертого созыва по одномандатному избирательному округу № 9.

В обоснование своих требований заявитель сослался на то, что проверка достоверности данных, содержащихся в подпис­ных листах, проводилась с нарушением избирательного законо­дательства. Так в нарушение пункта 5 статьи 35 Избирательного кодекса Псковской области он не был извещен о времени прове­дения проверки. А отсутствие всех данных о сборщиках подписей не свидетельствуют о недействительности подписей избирателей. Справка же эксперта о том, что цифровые записи в некоторых подписных листах выполнены одним и тем же лицом, в итоговом протоколе проверки не учтена, а потому к делу не относится.

Решением суда от 16 февраля 2007 года в удовлетворении заявления отказано.

В кассационной жалобе Савельев В.Е. просит об отмене ре­шения суда, ссылаясь на его незаконность и необоснованность.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жа­лобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Су­да Российской Федерации считает решение суда неправильным и подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии с подпунктом «д» пункта 24 статьи 38 Феде­рального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» от 12 июня 2002 года № 67-ФЗ основаниями отказа в регистра­ции кандидата являются недостаточное количество достоверных подписей избирателей, представленных для регистрации кан­дидата, либо выявление 10 и более процентов недостоверных и (или) недействительных подписей от общего количества подпи­сей, отобранных для проверки, если иное не установлено феде­ральным законом.

Аналогичная норма содержится и в подпункте «д» пункта 8 статьи 36 Избирательного кодекса Псковской области.

Как видно из материалов дела, кандидатом Савельевым В.Е. были представлены 624 подписи, в результате проверки которых 217 подписей были признаны недействительными, что составило 34,8% от общего числа проверенных подписей.- В связи с чем 8 февраля 2007 года избирательной комиссией было принято ос­париваемое постановление об отказе Савельеву В.Е. в регистра­ции кандидатом в депутаты.

Посчитав обоснованным признание из 217 подписей недей­ствительными лишь 65 подписей, суд сделал вывод о том, что и при наличии такого количества недействительных подписей избирательная комиссия была вправе принять решение об отказе в регистрации кандидата, поскольку их число превышает 10% от количества подписей, отобранных для проверки.

Между тем, с данным выводом суда Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации со­гласиться не может.

Во-первых, суд фактически признал 64 подписи недействи­тельными, а не 65, как ошибочно указано в его решении.

Во-вторых, подпись 1 в подписном листе 6, подпись 9 в под­писном листе 22 не могли быть признаны недействительными по мотиву наличия не оговоренных исправлений в адресе и от­честве избирателей, поскольку таковых указанные подписи не имеют. Небрежность в написании сведений об избирателе, если она не препятствует их однозначному восприятию, не может рас­сматриваться в качестве исправлений, требующих специальных оговорок.

При таких обстоятельствах количество недействительных подписей составило менее 10% от числа подписей, отобранных для проверки, и не могло служить поводом к отказу Савелье­ву В.Е. в его регистрации кандидатом в депутаты по основанию, указанному в подпункте «д» пункта 24 статьи 38 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», под­пункте «д» пункта 8 статьи 36 Избирательного кодекса Псков­ской области.

Сомнения, толкуемые в пользу кандидата Савельева В.Е., вызывает признание недействительной подписи 10 в подписном листе 1, поскольку вместо отчества избирателя «Евгеньевич» иного отчества после применения корректора не учинено. За­тушевывание двух букв в этом отчестве его однозначному вос­приятию не препятствует. Следовательно, оснований считать эту подпись исправленной не имелось.

На основании изложенного Судебная коллегия по граждан­ским делам Верховного Суда Российской Федерации., руковод­ствуясь статьями 360 и 361 ГПК РФ,

определила:

решение Псковского областного суда от 16 февраля 2007 года отменить и принять новое решение, которым заявление Савелье­ва В.Е. удовлетворить:

решение окружной избирательной комиссии по выборам де­путатов Псковского областного Собрания депутатов четвертого созыва по одномандатному избирательному округу № 9 от 8 фев­раля 2007 года № 13/14 «Об отказе в регистрации кандидату в депутаты Псковского областного Собрания депутатов четвертого созыва по одномандатному избирательному округу № 9 Саве­льева Владимира Евгеньевича, выдвинутому избирательным объединением региональным отделением политической партии «Справедливая Россия: Родина/Пенсионеры/Жизнь» в Псков­ской области» признать незаконным и отменить.

Обязать окружную избирательную комиссию по выборам де­путатов Псковского областного Собрания депутатов четвертого созыва по одномандатному избирательному округу № 9 зарегис­трировать кандидата Савельева Владимира Евгеньевича, выдви­нутого избирательным объединением региональным отделением политической партии «Справедливая Россия: Родина/Пенсионе­ры/Жизнь».

Председательствующий B.B. Пирожков
Судьи В.Б. Хаменков
A.M. Маслов 



скачать файл
(doc, 357 Кб)